Kactus

Login:  Pass:  
  << · keys · >> | home | about | archive | keywords

Keyword: язык


entries 1-3 from 3 total

Ну, на самом деле…

   / 10.12.2008 09:46  
|  keywords: на злобу дня, язык

«Ну», «это», «эээ», «это самое» – кто не болел в школьные годы детскими лингвоглистными заболеваниями? Кто не разбавлял убогий текст плохо выученного домашнего задания однотонным мычанием, в надежде получить оценку если не за качество ответа, то за количество убитой тишины? Разве только самые белокурые отличницы в опрятных платьицах да их антиподы – мрачные третьегодники, воспринимающие незнакомые слова как личные оскорбления, а знакомые – как слишком ценное, чтобы его разбазаривать, достояние. По мере взросления эти милые бессмысленные слова-личинки либо пропадают, либо окукливаются в новые, высокохудожественные, конструктивные и якобы осмысленные «как бы», «на самом деле», «если что». Плодовитые, как и настоящие паразиты, эти твари разносятся по медиаволнам и заражают неокрепшие, окрепшие и окостеневшие мозги обывателя – и вот уже дядьки и тетки как бы сыплют, так сказать, всякими там, в принципе вообще-то идиотскими, допустим, фразами.

Меня же, как человека в меру зараженного, но осознающего это, бесят те словечки, которые прикидываются исполненными смысла штампами, являясь на деле наиаскариднейшими паразитами. Больше всего раздражает обращение «друзья» или же «друзья мои». Слушаешь, бывало, пулеметную речь малознакомого человека, в которой «друзямои» порхают как моль, и кажется тебе, что он сам себе напоминает, кто перед ним, или пытается убедить окружающих, что он никому не враг, не враг, не враг, друзья мои. Даже, друзья, частое «товарищи», шепотком обрамляющие речь начальника военной кафедры, где я, друзья мои, учился когда-то, не вызывало такого приступа злобы, как эти «друзья». Друзья мои, позволю себе заметить, что настоящие друзья очень редко пользуются в обращении своим самоназванием.

Ну а кто не испытывал жгучего чувства ненависти к модно одетому жлобу (жлобихе), отрицающему все что ты скажешь, одной фразой «на самом деле»? Например, всамделишные радиоведущие, даже на неплохом, на самом деле, радио «Маяк», демонстрируют приглашенным специалистам их некомпетентность, ну а всамделишные специалисты не остаются в долгу и бедный слушатель вынужден гадать – у кого, на самом деле, длиннее? Видящие тайную суть явлений, эти люди, на самом деле, хотят видеть только свое отражение в зеркале.

В общении посредством интернета, в этой комментно-асечной безорфографичной среде одним из наиболее судороговызывающих выражений является «грустно» (варианты: «печально», «самое печальное (грустное) в том»). Самое грустное в том, что сидит себе перед монитором лоб, превышающий весом два мешка картошки, и пишет что-нибудь вроде: «печально то, что в наше время уже нет таких вкусных котлет по-киевски». Прямо так себе и представляешь, как по гектарам щек ползут слезы светлой тихой грусти по переходящим вброд Лету куриным ногам. Это стремление поделиться несуществующей печалью с несуществующими людьми, безусловно, очень печалит. Все должны знать: грустно им, что за тысячи километров от Атамановки дохнут киты, что умер человек из глянцевого журнала, что царя скинули девяносто лет назад.

Как известно, люди произошли от животных. Большинство от обезьян, но некоторые, особые, почитают за тотемное животное кролика. Их враг – удав (вспомните мирового змея Ермунганда, или того, библейского – торговца яблоками). Для таких людей самое главное заклинание – «завораживающе». «Завораживающие картины Ван-Гога», «завораживающие панды», «завораживающая ворожея», «завораживающие рожи». Никогда не видели людей, часами стоящих перед вольером с жирафом? Вот они – завороженные длинношеей красотой этого копытного. Каждый раз твердя, что их завораживает живопись, фотографии, танцы, они стремятся избавиться от страха быть загипнотизированными, ведь быть завороженным и быть сожранным – одно и то же. Попутно можно легко прослыть за эстета, за человека глубоко переживающего, за творческую, завораживающую личность.

Друзья мои, давайте перестанем быть завороженными легкодоступной словесной шелухой, ведь самое печальное в том, что за нею не видны драгоценные жемчужины наших мыслей об устройстве вселенной, о великой любви, о потрясающем вкусе котлет по-киевски и о словах-паразитах.
 
 [ link ] posted by: circus [ Comments : 29 ]

Вакуум смысла

   / 26.01.2006 09:21  
|  keywords: газеты, местное, размышления, язык

С недавнего времени в газете «Вечорка» стал публиковаться известный в Чите и области писатель и поэт Михаил Вишняков. Присутствие на страницах этого издания признанного мастера явно диссонирует со всем остальным содержанием, прежде всего по качеству исполнения. «Вечорка» давно ведь превратилась в странное сооружение из разномастных кубиков, которые трясущимися руками складывали совершенно чужие друг другу люди, не имеющие ясных целей и не представляющие, как и в какой последовательности кубики необходимо складывать. И ладно бы речь шла лишь о стройности конструкции, впору озаботиться качеством самого материала. Чего стоит хотя бы заметка Максима Стефановича в предпоследнем номере газеты. «Материал» посвящен какому-то кирпичному столбу, который падает на землю и грозит придавить ноги прохожим. Это же праздник вкуса для воинствующих циников. Вот избранные цитаты: «Вот уже второй месяц в заборе школы №38 на улице Шилова бьет глубокие земные поклоны кирпичный столб» … «Это архитектурно-казуистическое произведение настолько давно висит, уютно вписавшись в ландшафт …» … «Когда-нибудь этот атавизм всё равно оторвется …»… «Необходимо, чтобы на факт безобразия обратило внимание руководство школы» … и в завершение: «Уважаемое руководство школы №38! В вашем заборе висит столб. Поставьте его, пожалуйста, на место». Всё это благополучно пропускает выпускающий редактор, которая сама не прочь наваять ахинеи, и «заместитель директора по информационно-издательской деятельности». В этом же номере публикуется очередной «кирпич» «акулы пера» Владимира Тихомирова на опостылевшую всем тему экспансии китайцев. Довершается всё бессистемной подборкой материалов из Интернета, после чего листовка сдается в печать и продается доверчивым читинцам под видом газеты. И вот на страницах этого издания появляется Михаил Вишняков, что само по себе удивительно. Какие цели ставил маститый автор, публикуясь именно в «Вечорке»? Может, он хотел помочь газете приобрести лицо? Ну так отдельными материалами общую картину не исправишь. Может ему всё равно где публиковаться – лишь бы публиковаться? Не верю – биография поэта не позволяет в это поверить. Может, он искренне считает «Вечорку» достойной своих материалов? Опять не верю – и опять биография не позволяет в это поверить. В общем, задачи не ясны, цели не определены – за работу товарищи! Вполне в духе листовки.

И вот Вишняков рассуждает на тему забайкальской журналистики. Размышляет, изъясняясь чистым русским языком. Я вообще, когда вижу чистый русский язык в читинских газетах, бросаю всё и, не обращая внимания на смысл, читаю всё от заголовка до последнего слова. Так и тут. Прочитал, потом еще раз, а потом попытался понять, что хотел сказать автор. А сказать поэт хотел о том, что журналисты пошли не те. Да и газет не стало. Хотя «газеты в Сибири надо читать, чтобы не отупеть». Но при этом тиражи падают, подписчиков днем с огнем не сыщешь, а Ельцин и Горбачев — уроды. Потом какая-то слезливая вставка про то, как толи «девчушка», толи «тётка из отдела писем» написала 15 «корявых строк», которые «ответсекретарь из жалости к её самопальным потугам» притыкал «на четвертую страницу, ниже объявлений», в итоге редакция получила 3 мешка писем восторженных читателей. Это при том, что такие зубры как Вишняков и его коллеги «добивались творческих удач», до которых никому не было дела, то бишь «пшик, тишина, молчание читателей».

Потом писатель рассказал про то, какие беззубые пошли газеты, и какие нестроптивые повырастали журналисты – «отучены ходить в архивы и библиотеки, собирать досье». Ну а потом, как водится, автор отдал дань уважения Владимиру Тихомирову, по порядку перечислив его регалии — «известный и опытнейший публицист, кандидат наук, заведующий кафедрой журналистики».

В некоторых вопросах меня всё время смешат такие товарищи, как Эрнст Хавкин, а теперь вот Михаил Вишняков. Уважаемые люди, которые жизнью своей и накопленным опытом заслужили почтительного отношения и внимания к собственным публикациям, в вопросах, касающихся своего творчества, ведут себя как сомневающаяся в собственной красоте женщина. Дабы лишних сомнений не возникало, в подписи под статьей ставятся все регалии. Не устаю приводить пример Эрнста Оскаровича Хавкина, который, добравшись до комментариев на «Кактусе» (43 комментарий) и написав злобный ответ Kactus-у, не забыл подписаться: «Эрнст ХАВКИН, журналист, писатель, заслуженный работник культуры РФ». Список регалий прилагался, видимо, для того, чтобы никто не забыл, кто это такой тут объявился, а фамилия написана на включенном капслоке для того, наверное, чтобы после первой буквы «Х» никто не начал материться. При этом воинствующий ценитель правды жестко высказался против публикации статей под никами или псевдонимами, не думая о том, что иногда не важно кем написано, куда важнее – как и про что. Михаил Евсеевич тоже зачем-то подписался под статьей не просто своей хорошо известной забайкальцам фамилией, а напомнил, что он еще и поэт, и «журналист с 1965 года». Всё это напоминает мне хорошо знакомую студентам формулу, когда первые годы учебы ты работаешь на зачетку, а потом зачетка работает на тебя.

Погрустив на тему того, что «из газет исчезли фельетон и пародия, памфлет и карикатура» и, вспомнив про действительно низкую и действительно позорную заработную плату журналистов, Вишняков обрушивается с критикой на расплодившиеся пресс-службы: «Платят мало не потому, что хозяева изданий – нищие люди, а потому что так принято. Кем принято? Мещанской верхушкой общества, считающей, что „чирикать“ пером – не работа, а баловство ума. Отчего же верхушка сама не „балуется“, а обросла несметным количеством „пресс-служб“ — нет генерала МЧС или директора бани, которому бы не писали речи, отчеты наверх, поздравления теще на 8 марта и другую ведомственную макулатуру пресс-секретари». Пресс-служб действительно стало много, тут я с автором согласен. В какой-то мере это веление времени, в какой-то — желание руководителей не отставать от более крупных контор, а в какой-то мере — действительно толстый матрас между непосредственным источником информации и деятельным журналистом, жаждущим поболтать.

С критикой в отношении пресс-служб я встречаюсь постоянно, и ни разу не слышал ничего более-менее внятного. Грамотно построенные речи чаще всего двигают журналисты с солидным опытом работы. Теперь вот еще и писатели подтянулись. Аргументация всегда одна и та же – пресс-службы штампуют никому не нужные пресс-релизы, пишут поздравления и играют роль того самого матраса. Утверждается, что настоящие журналисты никогда не пользуются пресс-релизами, целенаправленно их уничтожая. Имея за плечами некоторый опыт общения с большинством журналистов областного центра, могу с большой долей ответственности заявить, что всё это — наглое вранье. В нынешних условиях источники возникновения информации и ее дальнейшего продвижения знающим людям хорошо известны. Пресс-службы, а также замаскированные под них департаменты по связям с общественностью – один из генераторов этой информации. Эту информация с огромным удовольствием едят информационные агентства, стремящиеся к максимальному наполнению новостных лент. С не меньшим энтузиазмом материалы пресс-служб зачастую безо всяких правок пожирают новостные колонки газет, и информационные выпуски телеканалов. Кроме того, деятельность пресс-службы не ограничивается написанием пресс-релизов и поздравлений. У пресс-служб существуют телевизионные и радийные передачи, пресс-службы занимаются наполнением и ведением сайтов своих учреждений и т.д. и т.п. Если во времена активной журналистской деятельности Михаила Вишнякова на всю страну информационных агентств было всего несколько экземпляров, а слово «пресс-служба» отдавало диссидентскими настроениями, то это совсем не значит, что так оно должно быть и сейчас. И как бы не сопротивлялись зубры, акулы пера и мастодонты газетных полос, время течет быстрее, чем они успевают меняться.

При всём при этом стоит обратить внимание на то, с какой ненавистью и отвращением относятся стареющие мастера ко всем тем, кого они не включают в свои маститые ряды. Вы посмотрите, как оценивает Вишняков сотрудников газеты, которые рискнули написать более актуальный, чем у него материал: «… девчушка или тётка из отдела писем» … «кое-как соорудила на основании писем маленькую заметульку» … «… из жалости к ее самопальным потугам» … «притыкал» эти пятнадцать самопальных строк". А в это время «седые зубры, цвет и свет забайкальской журналистики растерянно разводили руками». Да «седым зубрам» от журналистики давно пора на пенсию, раз они не могут угадать настроения читателей. А еще этим «седым зубрам» стоит поучиться вежливости и вспомнить о том, что можно легко разговаривать и писать без оскорблений. Для ясности картины вспомню комментарий Эрнста Хавкина годичной давности и приведу избранные цитаты: «…оставляю на дурном вкусе или тугом ухе бедного Кактуса …» … "…а бедный нанятый Кактус … " … «…Сидя в навозном горшочке на городском подоконнике …» … «Он попросту подобен пакостнику» … «И на душе у него подленький праздник безнаказанности», — а в довершении «зубр» и вовсе приравнял автора не понравившегося ему материала к шакалам. Можно еще вспомнить Владимира Тихомирова, который на критику младших коллег всегда реагирует одинаково – дескать, когда вы под стол пешком ходили, я уже газеты редактировал. Аргументация в споре железная.

К чему я всё это. Да к тому, что старшее поколение журналистов, которые начинали писать десятки лет назад, остались в другом времени и никак не могут, да и не смогут уже никогда работать по правилам и в темпе нового времени. При этом ни один из них не стремится передавать опыт и знания подрастающим журналистам. Утверждает Вишняков, что выросло целое поколение «нестроптивых журналистов», и я с ним соглашаюсь. Да, выросло, да, 80% журналистов, приходя на вкусные и сочные совещания, не досиживают даже до конца первого сухого и неинтересного доклада, а, получив его на руки в готовом виде, убегают в редакцию ваять слабое подобие новостей. При этом Вишняков почему-то забывает напомнить, кто этих журналистов учит, то есть, кто возглавляет кафедру журналистики. Кто дает им уроки мастерства?

Вот и получается, что «седые зубры» в основном рассказывают о своей седине и сетуют на суровое и неинтересное время, вспоминая времена, когда были «фельетоны и пародия, памфлет и карикатура», параллельно жалуясь на проклятый Интернет, в котором «как известно, хватает и пошлости, и дурновкусия, и развесистой клюквы, и лапши на уши». Одновременно мы – молодые, еще, наверное, не научились писать, еще не приобрели необходимый и столь желанный опыт, а потому в смысловой части информационного пространства Читинской области наблюдается некоторый вакуум — вакуум смысла. Но если «седые зубры» смотрят на этот вакуум с презрением, то молодежь, путаясь и спотыкаясь на каждом шагу, стремится этот вакуум заполнить. Скажите, кто из нас прав?
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 95 ]

Русский язык и как с ним бороться

   / 04.09.2003 10:35  
|  keywords: язык

В начале прошлого века иностранец-сатирик Ярослав Гашек писал, что чешские мужчины хотели бы видеть в качестве своей супруги даму, которая должна «быть здоровой, красивой блондинкой» и «говорить по-русски, по-французски и по-английски». Смешно это или не очень, а престиж русского языка действительно был высок. Помните — «Русский язык – язык межнационального общения!»?

Атеперь все, приехали. Нужен он кому-то наш «великий и могучий»? Ну, конечно, изучают его, многострадального, разные повернутые буржуины и старательные граждане развивающихся стран. Но как изучают: в лучшем случае иностранцы будут хорошо знакомы с ненормативной и специфической лексикой отдельно взятой узкой отрасли. Языком «ах, Пушкин-Достоевский» там, разумеется, не пахнет.

В Китае русский изучают, особенно в северном. Звучит это очень «приятно» в свете последних статей на «Кактусе» о китайской экспансии.

Страны ближнего зарубежья? Говорят там по-русски, не спорю. Только возможно, что пройдет лет 30 и мы будем с украинцами или туркменами общаться через переводчиков. Кстати, где мы их будем брать? Может, знает кто-нибудь где, в каком вузе у нас преподают украинский, армянский, эстонский?

Зато в России все дружно изучают иностранные языки, особенно английский. Это прекрасно. Особенно радует, что китайский есть где поучить, чтобы на случай экспансии уметь ответить четко и ясно, так, чтоб поняли и устрашились.

Только про русский язык в России забыли. Знакомо ли вам исторически сложившееся снисходительное отношения к «лингвистам-филологам» русского языка? Я не буду вдаваться в подробности того, как и почему оно сформировалось, потому что причин тут может быть масса.

Наверное, где-то в других регионах России и принято отправлять друг другу грамотные письма; обмениваться документами, написанными на правильном русском языке. Наверное, где-то на Луне кому-то бывает стыдно за то, что кто-то обнаружит в его записях слова «сАбака», «прИдрОСудки» и т.д. Может быть, не стоит вообще уделять внимание грамотности? Может быть, главное, чтобы нас просто понимали, а писать и говорить можно кому как угодно? Очень хочется к чему-то прийти.

А пока… Мне пришло письмо от читинца, кандидата наук (правда, не филологических). В письме 10 предложений, из которых два состоят из одного слова, а одно из двух. Там нет специальных терминов и заимствованных слов, а только фразы вроде «как дела?». В письме 4 ошибки уровня 1 класса средней школы, из которых ни одна не может даже отдаленно сойти за опечатку, ни одна не похожа на шутливые искажения, допустимые при общении в сети. Вопрос: если у нас так пишут кандидаты наук, мнящие себя умом, честью и совестью читинской интеллигенции, не пойти ли в сад всем, для кого слова «грамотность – элементарная вежливость» — не пустой звук?
 
 [ link ] posted by: MARTINA [ Comments : 4510 ]