Kactus

Login:  Pass:  
  << · keys · >> | home | about | archive | keywords

Keyword: лес


entries 1-3 from 3 total

Дети понедельника

   / 04.05.2008 11:18  
|  keywords: лес, на злобу дня

автор: Нэко

Обычный серый читинский вечер. Дымный вечер, как и все пару десятков предыдущих. Ну, вы в курсе, дорогие горожане. Кучка веселых молодых людей возвращается с дачи. Автотрасса. Участок «Кручина» — «Глубокая» небольшой лесной пожар. Как сказать, небольшой…. Молодой, не так давно разгоревшийся, не успевший сожрать всю долину. Под вопли экологов-активистов машина разворачивается, останавливается, и мы спускаемся сквозь бурелом в дым.

После пожара


При пожаре на площади около акра леса выгорает приблизительно тонна органического вещества. В процессе сгорания тонны органики в атмосферу выделяется почти 10 миллиграммов бенз(а)пирена. Данное вещество является активным и чрезвычайно опасным канцерогеном. Конечно, постояв возле костра, вы рак не заработаете, но пожив, например, рядом с оживленной магистралью три-пять лет — весьма вероятно и вы и ваши дети окажетесь в городском отделении онкологии. А это еще привычные нам, прокуренным городским жителям, дозы. Кстати, это не считая сажи, окислов азота, углерода и серы которые составляют основную часть дыма. Каждое вещество имеет свою приятную токсическую особенность. При должном воображении можно представить, что ждет население города, которое дышит всем этим семь месяцев в году.

Спускаемся в распадок, огонь расползается от свеже-сломанного дерева..

Недалеко лежит пластиковая канистра. Из канистры отчетливо пахнет керосином.

канистра поджигателей

Напоминаю, это почти рядом с самой оживленной дорогой в восточном направлении. Интенсивность проезда по ней, если конечно кто не знает, мало уступает какой-нибудь центральной улице нашего города. Пожар отлично виден. Горит, определенно, не первый час. Не полыхает как стог сухого сена исключительно потому, что сырой распадок с крошечным ручейком зарос сырым мхом и тлеет не активно, но неуклонно. Начинаем бороться со стихией в меру своей испорченности, закапывать занимающийся огонь прекрасно помогают разбитые тут же выкинутые на обочину бутылки. В кои-то веки наше свинство помогает экологии. Девушка из нашей компании выходит на автостраду, немногие остановившиеся сообщают, что лопаты для тушения этого безобразия, у них в багажнике нет. Да кто бы сомневался. Опрос далее проводится из чистого любопытства. Десять из десяти. Со знаком минус. Я, конечно, понимаю людей, едущих на дачу, на пикник, вот кто доверит свое кровное добро придуркам, машущим руками на обочине «Лес горит!!!!!!»?

По данным МЧС по Читинской области за последние годы выгорело более 45 процентов лесного запаса области. И это, дорогие мои земляки, только официальные данные. Если кто-то считает, что эти печальные цифры мы можем увидеть только в образе полысевших сопок, то он, естественно, очень глубоко ошибается. Пыльные монгольские бури, когда солнце становится кроваво-бордовым, обмелевшие берега Кенона и Арахлея – обмелевшие на миллионы кубометров воды, вы только вдумайтесь в цифры — очевидное и закономерное последствие всего что происходит вокруг. Десять или менее лет и родное Забайкалье станет вторым Казахстаном с тотальным дефицитом воды. Спросите любого метеоролога.

Затоптав, закопав, залив мерзкие язычки пламени и пакостные, живучие струйки дыма из под поваленного дерева, пару раз съездив до ближайшей речки, выползаем на дорогу, черные, похожие на лесных чертей. Обошлось не без потерь — девушка провалилась в прогоревший пень и обожгла ногу. Не ощущаем ничего кроме усталости, злости и разочарования. Вокруг снуют чистенькие машины. Въезжаем в вечерний город, который выглядит районом экологического бедствия. Да так оно и есть по большому счету. Мы живем в эпицентре природной катастрофы, здесь, среди бардака, воровства и горелого леса. Такое вот всеобщее невезение. Определенно все население края родилось в понедельник, не иначе. Мы вынуждены все это терпеть, мы проезжаем в уютных японских тачках мимо всего этого, вздыхаем, каждый раз видя по пути дым «Ну да, жаль, тут мы ничего не можем сделать, это все виноваты администрация, правительство, лесная мафия и наверно еще А.С. Пушкин». Это при нас, практически в людном месте можно заливать лес керосином из китайских канистр (простите, голые факты, фотографии прилагаются, пять свидетелей унюхавших бензиновый запах имеются в наличии) и десятки проезжающих даже не задумаются о том, чтобы остановиться и что-то сделать. При нас можно собирать, рубить и увозить в желтые дали невероятное количество природных ресурсов, того, что по конституции принадлежит бедным нам. Какие же мы несчастные и невезучие .

Обжегшая ногу девушка жалуется по телефону, в ответ звучит «Тебе что там, больше всех надо?» Да, простите, наверное, больше всех….

лес

 
 [ link ] [ Comments : 29 ]

Лес — наше богатство?

   / 21.04.2008 10:56  
|  keywords: на злобу дня, лес

автор: Revolver

Этот текст попытка очертить проблему с лесом в крае. И попробовать, в первом приближении, систематизировать имеющуюся информацию.

Федеральная власть

Как известно, Россия государство централизованное. Все законы, принимаемые в Москве обязательны для исполнения на всех территориях страны. В столицу из регионов поступают денежные средства, там они перераспределяются и поступают обратно. Там находитсч государственная дума которая принимает основополагающие законодательные акты. Например такие как Лесной кодекс. Этот документ определяет основные правила игры в этойц сфере. Он закладывает основополагающие принципы. После того как он принят, правительство принимает подзаконные акты которые выстраивают систему лесопользования исходя из положений заложенных кодексе. Далее, регионы ориентируясь на кодекс и правительственные акты, принимают собственные законы и распоряжения. Попутно создаются и формируются федеральные и региональные структуры призванные следить за соблюдением правил игры и осуществлять различные функции. Это идеал. Теория, оторванная от действительности. А что происходит на самом деле?

Основной документ, краеугольный камень всей системы — Лесной кодекс, за последние 15 лет пересматривали три раза. И не просто вносили мелкие поправки. Фактически переписывали заново. Я надеюсь, не надо объяснять, что для государства означает бесконечная смена правил игры за столь короткий срок. Последний вариант Лесного кодекса обсуждался пять лет. Против него выступали и экологи, и регионы, и работники лесной отрасли. Но он был написан чиновниками Минприроды и его приняли. Заботу о лесах федеральной собственности делегировали на уровень субъектов. Смысл такой вы своими силами решаете все вопросы, а мы вам дает на это деньги. А потом все как обычно – горит сейчас, а деньги на тушение поступают через полгода. Но и это еще не все. Подзаконные акты, без которых отстраивание новой системы не возможно, принимались правительством полгода. А должны были быть приняты в течении месяца.

В 2002 году Гениатулин выступая на заседании госсовета ставил перед Путиным вопрос о необходимости проведения внятной государственной политики в сфере лесопользования. Это обращение подписали губернаторы еще семи прибайкальских и дальневосточных субъектов. Реакция последовала только через пять лет после приезда министров, которые сделали местным властям внушение о недопустимости такого бардака. Любопытно, что возмущался и министр Трутнев ведомство, которого, и выступало инициатором нового лесного кодекса, который, в свою очередь, свел лесоохрану на нет.

Весь творящийся в лесу бардак связан со спросом на древесину и пресловутыми лесоприёмными пунктами. Интересно, что понятия «лесоприёмный— пункт» до сих пор нет ни в одном юридическом документе федерального уровня. Т.е. на территории страны работают структуры деятельность которых никак и никем не регламентируется. Принятие местного закона о лесоприёмных пунктах пускай корявого и беззубого по сути стало прецедентом. К слову, за период с 2002 по 2007 год закон этот пытались принять дважды. И оба раза он опротестовывался прокуратурой как несоответствующий федеральному законодательству. Возражения что в федеральных законах такого понятия вообще нет, натыкались на стену непонимания. И только после прямого указания из Москвы, после визита министров, прокуратура деятельно подключилась, и закон был принят.

В чем причина такого отношения федеральных властей? Вопрос открыт. Вариантов может быть масса — от сильного лобби на самом высоком уровне, до элементарного –" в мутной воде легче ловить рыбку". Бардак в лесной отрасли для кого-то оборачивается многомиллионными прибылями.

Региональная власть

Основная претензия к Гениатулину и его команде – неспособность взят ситуацию под контроль и неумение найти рычаги давления на федеральные структуры. Понятно, что региональная исполнительная власть целиком зависит от президента и его администрации. Но руководствоваться в своих поступках только страхом глупо. Страх ведет к робости, а всякая робость в поступках и решениях приводит к краху. Мало обладать способностью, организовать проведение референдума или выборов, необходимо умение решать животрепещущие вопросы территории. А проблема с лесом кажется достигла уже катастрофических масштабов. Вряд ли региональные власти все эти годы не видели и не понимали, что происходило у них под носом. И видели и понимали. Выступление Гениатулина в 2002 году на госсовете тому подтверждение. Однако, не найдя поддержки в высоких кабинетах опустили руки. Не то чтобы они совсем ничего не делали, но стремление переломить ситуацию кардинально явно поубавилось. А между тем, лес валили уже прямо вдоль федеральных дорог и средь бела дня. Власть при этом предпочитала внимание на проблеме не акцентировать, а на попытки поднять шум в СМИ реагировала крайне болезненно. В итоге, в глазах людей сформировался образ власти, которой выгодно существующее положение дел.

Муниципальная власть

Конечно, главы проблемных лесных районов обладают всей информацией о том, как, кто и где пилит, и продает лес. Кому принадлежат лесоприёмные пункты, и в каких деревнях большая часть населения промышляет незаконными рубками. Однако, их уровень власти еще меньше соответствует способности остановить этот бардак. Кроме того, они, находясь ближе всего к месту событий, рискуют больше всего остаться без головы в случае обострения. Естественно в вопросе лес или голова собственная голова всегда дороже. Но и принятие областного закона, тоже проблему не решило. Для наглядности приведу один пример. Районная комиссия принимает решение о закрытии лесоприёмного пункта, составлены акты, вынесены предписания – одним словом все как положено. Проходит два дня и пункт опять начинает работать. Почему? А потому что вагоны под погрузку леса исправно продолжают подаваться. Железной дороге нет дела, закрыт или открыт этот лесоприёмный пункт. Есть заключенный контракт и его следует исполнять. Естественно повлиять в этом вопросе на них очень трудно. Рыночные отношения священны.

Деревенские жители

Жителей сел на территории, которых расположены лесоприёмные пункты, делятся на два вида – одни имеют бензопилы, иногда мотоциклы и желание заработать. Как правило, деньги, получаемые за ворванный лес, просто проживаются. Вторая категория более зажиточная. В их распоряжении есть грузовой автомобиль, трактор, а иногда и трелевщик, кроме того, они располагают неким оборотным капиталом позволяющим нанимать людей и решать вопросы с лесхозами. Очень многие из этих людей не хотят работать законно. Во-первых, из-за корявой бюрократической системы, сжирающей не только деньги, но и время, а во-вторых, из-за налогов и прочей волокиты. Проще иметь, кума в лесхозе, свата в райотделе и бабушку в местной администрации. Тогда можно спокойно пилить там, где хочется, а не там где положено. И расходов меньше и прибыль больше. Вопрос об умышленном поджоге леса с целью списания его на горельник я оставляю открытым, потому что не располагаю достаточной информацией. Надеюсь кто-нибудь в комментариях расскажет об этом подробнее.

Все знают – жечь весной старую траву на покосах, право каждого уважающего себя крестьянина. Только многие забывают, что к этому правилу добавляется еще и обязанность – следить за тем, чтоб огонь не ушел в лес. В итоге, огонь съедает не только старую траву, но и деревья.

Горожане

Понять отношение горожан к лесу не трудно – достаточно отъехать за стадион СибВО. Прекрасный сосновый бор расположенный между стадионом и объездной дорогой все больше напоминает свалку. Банки, пакеты, бутылки – при желании здесь можно найти все что угодно. А теперь представим что компания отправилась отдохнуть в лес. Вышли всё за ту же объездную дорогу. Шашлыки, пиво, водка, чаек – вот и домой пора. А как тушить костер? Воду принесенную собой выпили, ручьев в радиусе 40 километров не отыскать. Думаете кто-то побежит с ведерком домой? Или, если есть машина, поедет? Нет, конечно! Бежать на сытый желудок вредно, а ехать на авто – бензин дорог. Бензин дорог, а лес дешев и даже бесплатен. Поэтому максимум что сделают – притопчут или самые мужественные мачо справят малую нужду. В итоге, лес вокруг города все больше напоминает выжженную свалку.

Вывод: по сути, лес у нас никому не нужен. Общественное возмущение проявляется только в периоды наибольшей задымленности. В остальное время все клали на эту проблему большой и интересный прибор.
 
 [ link ] [ Comments : 55 ]

Гори, гори, моя тайга…

   / 10.04.2008 12:14  
|  keywords: на злобу дня, власть, лес

автор: Sharkan

Лесные пожары бушуют каждый год все сильнее и сильнее. Долгосрочный прогноз на весну-лето этого года был малоутешителен – осадков не предвидится. По прогнозам специалистов – при современных темпах лесозаготовок, оставшиеся леса могут быть вырублены за ближайшие 50-60 лет. Если к этому добавить пожары, то полувековой срок можно будет снизить еще лет на 20-30. Естественное восстановление леса происходит за 100-200 лет. В экономически развитых странах при осуществлении лесозаготовок уже давно действует правило «срубил – посадил». У нас дело обстоит несколько иначе — «срубил-посадили», не дерево, а лесоруба! Может быть, стоит рассмотреть вариант, когда «черных лесорубов» отправляли бы не в пенитенциарные заведения, а на лесопосадки. Пока не засадит деляну из расчета 100 сосен посаженных за 1 спиленную, нет тебе дороги домой. Так хоть польза была бы.

Чуть менее года назад над тогда еще Читинской областью пронеслась высокая комиссия во главе с двумя министрами – внутренних дел и природных ресурсов. Выводы комиссии были беспощадны: лесное хозяйство области находится в ужасающем состоянии. В лесах идут несанкционированные рубки. По всей области функционируют тысячи незаконных лесоприемных пунктов. Леса горят. Власти бездействуют. Таковы вкратце выводы комиссии. Сразу же последовали оргвыводы. Своего поста лишилась Инга Геннадьевна Зиновьева, в ту пору возглавлявшая Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) по Читинской области.

Равилю Гениатулину, как лицу ответственному за все происходящее в регионе, было поручено в течение одного года кардинально исправить ситуацию. Возник вполне резонный вопрос: Неужели требовалось вмешательство высокой Правительственной комиссии во главе с двумя Министрами, чтобы в Администрации области увидели и поняли – лесные проблемы надо решать, а не сидеть и ждать пока они все сойдут на нет.

За дело взялись рьяно. Так всегда бывает после накачки начальства. Лесоприемные пункты подверглись тотальной проверке. Их закрывали десятками. Из высоких кабинетов на головы лесопользователей и всех кто причастен к лесу, летели законы, приказы и директивы.

Саму лесную отрасль Читинской области подвергли серьезной реорганизации. Функции охраны, защиты и воспроизводства лесов разделили. Раньше все это было прерогативой лесхозов. Они и управляли, и занимались хозяйственным использованием, и пожары тушили, и проводили лесопосадки. После реорганизации, с 1 января 2008 года, управленческие функции отошли к Управлению лесами по Читинской области и его территориальным отделам. Всего по области образовано 24 территориальных отдела. Реорганизовали и лесхозы. Все хозяйственные функции, начиная от отвода лесосек и заканчивая тушением пожаров, ушли в ОГУ «Забайкальский лес».

Изменились и схемы финансирования. Если в 2007 году средства выделялись на содержание лесхозов, а те уже осуществляли все мероприятия по охране и пользованию лесными угодьями, то с начала этого года средства выделяются на проведение конкретных мероприятий. И суммы средств, как в прошлом году, так и нынешнем одинаковы — 216 млн. рублей. Это, считая средства, выделенные на содержание авиабазы. Иными словами, и в систему охраны лесов грубо и беспардонно вторглись рыночные отношения. Теперь любой пожар, кроме своей площади имеет еще и рыночную стоимость.

Реорганизация дело хорошее, если она идет на пользу. Но проведена она таким образом, чтобы максимально облегчить жизнь чиновнику, а вовсе не для пользы лесов. Количество чиновников выросло кратно. Были устроены конкурсы на замещение вакантных должностей: высшее образование, опыт работы на руководящих должностях и прочая чиновничья казуистика. В результате в управление лесами Читинской области пришли люди настолько далекие от леса, на сколько полюс отстоит от полюса. Начальником назначили господина Шахова, в прошлом главного пожарного области. Шахов поработал месяц, да и уволился. Понял, видимо, что он и лес вещи несовместимые. Это увольнение в дальнейшем послужило «железной отмазкой» чиновникам при невыплатах зарплат работникам лесхозов. Не платили им деньги с января по 24 марта этого года. Как сообщил источник в Управлении лесами, это время потребовалось для выправления документов, которые были «заточены» под Шахова.

А в это время леса уже горели. Как мне говорили работники лесхозов, им просто-напросто запретили регистрировать пожары. Нет пожара – нет денег. То есть наоборот, денег нет – нет пожара. По новой схеме деньги должны были поступать на счета лесхозов только после регистрации пожара. А меж тем, уже 20 марта только в окрестностях Читы было 5 очагов пожаров – возле Смоленки, Бургени, Верх-Читы. Но на бумаге их не было. 24 марта финансовую схему все-таки разблокировали и в тот же день были зарегистрированы первые пожары. А 27 марта в область должен был прилететь Анатолий Квашнин. Совпадение? Или очередное пускание пыли в глаза?

В «Лесной Газете» в номере от 11 марта сего года появилась небольшая заметка — «Выбили из колеи». Речь в ней идет о положении дел в лесном хозяйстве Читинской области. Если вкратце, то суть статьи такова:

  • Реорганизация лесной отрасли Читинской области проведена крайне безграмотно.
  • В ходе ее из лесхозов были уволены самые опытные и грамотные специалисты и заменены на людей, не имеющих ни малейшего представления о лесной сфере.
  • К началу пожароопасного сезона не сделано абсолютно ничего. Край не готов к пожарам.
  • Незаконные рубки леса продолжаются. Решение передать функции по охране лесов милиции было глубоко ошибочным.
  • Лесхозы лишили собственности, находившейся у них в оперативном управлении, передав все в собственность субъекта. Скоро от нее ничего не останется.

Вывод: может быть пора вернуть леса в ведение Федерации…пока еще есть что возвращать.

Автор – «Е. Трипутин, бывший главный лесничий Читинского лесхоза». Сегодня Евгений Анатольевич Трипутин, работает в ОГУ «Забайкальский лес» и от авторства всячески отказывается. Есть даже его письменное заявление об этом. В «Читинском лесхозе» коллеги главного лесничего уверены в том, что Трипутина заставили подписать отказное заявление, а в ответ за это пообещали должность. Сам Евгений Анатольевич подтвердил мне, что автором статьи не является, но со всем в ней изложенным согласен целиком и полностью.

— Ситуация даже гораздо хуже, чем описана, - сказал он в завершение.

Пришлось мне говорить о ситуации с лесами с Александром Н. (фамилию не называю), он работает в лесной сфере больше двадцати лет. В оценке ситуации он более категоричен: леса изводят специально. На этой ситуации зарабатывают деньги высокие лица из областной администрации.

— В начале двухтысячных годов, как раз накануне губернаторских выборов, я лично задержал три лесовоза, с незаконно вырубленным лесом. Мне сразу сказали – отпусти машины, иначе заработаешь неприятностей. И я их заработал. Был судебный процесс. И суд, и милиция, и прокуратура – все были против меня. Приговор, правда, потом отменил областной суд, но было это уже после губернаторских выборов. Как оказалось, на средства от продажи незаконно вырубленного леса финансировалась избирательная кампания одного из кандидатов…

Вот такая ситуация. Это если вкратце. И она не изменится к лучшему до тех пор, пока все «заинтересованные» лица не заработают на лесе – кто деньги, кто срок – а лес к тому времени сойдет на нет. Нет леса – нет проблем!
 
 [ link ] [ Comments : 93 ]