Kactus

Login:  Pass:  
  << · keys · >> | home | about | archive | keywords

Keyword: город


entries 1-10 from 25 total | next entries >>

Первомайский забег

   / 02.05.2006 09:35  
|  keywords: на злобу дня, город

Автор: Гаишник

Как-то до сих пор я не выяснил с какого года в городе сложилась традиция по проведению в Чите 1 мая эстафеты. От старожилов я узнал, что году в 1957-1963 годах забеги уже проводились и даже в те, не перегруженные транспортом годы, доставляли массу хлопот жителям города, которым приспичило оголодать, заболеть, сыграть свадьбу или в ящик.

Вообще интересно, почему легкоатлетическую эстафету нельзя проводить где-нибудь на свежем воздухе, например на сопках возле «Орбиты», на «Высокогорье» или, на крайний случай по полям вокруг села Засопка. Каждое 1 мая с площади Ленина стартуют группы бегунов, переносящих деревянные палочки от Пожарки до первой городской больницы, от улиц Амурская до Новобульварной.

Каждый раз, на 1 мая пара-тройка человек опаздывает на поезд, к кому-то не успевает «Скорая», у многих, в конце концов, просто срываются планы на день. В этом году то ли первый, толи второй забег на Бабушкина-Лениградской пересекся с пожарными машинами, причем удачно так – перекресток пробегал бегун, потом проезжала пожарка, потом снова бегун или два, потом снова пожарная машина. Спешу успокоить – пожарные не пострадали.

Очень интересно в таких случаях наблюдать реакцию болельщиков – школьников, студентов, их педагогов. Все они почему-то считают, что весь мир вокруг забега должен замереть, пожарные машины должны остановиться и часок-другой постоять на перекрестке активно воя сиренами в честь юных легкоатлетов. Как-то раз взбесила тетенька из какого-то спорткомитета, которая очень так серьезно до меня докопалась, почему я до сих пор не остановил движение троллейбусов и прочей шушеры по Новобульварной. Я, возможно, был не прав с её точки зрения – но до начала соревнований оставалось еще полтора часа.

Всегда радуют толпы народа, пытающиеся увидеть начало бегущей эстафеты, причем еще до того как она стартовала. Толпы школьников выглядывают один из-за другого, видимо, пытаясь разглядеть ухабы и рытвины, по которым предстоит бежать их друзьям. Орать кстати на них бесполезно – это напоминает, уж простите, прайд дождевых червячков– ты их в кучку, а они упорно во все стороны. Взрослые люди, стоящие рядом, участие в зачистке улиц от детей не принимают, более того сами активно разглядывают горизонт, стоя посреди проезжей части.

Не меньше радует организация эстафеты – помню как несколько лет назад стоял на Чайковского-Бутина — внезапно напротив администрации собирается колонна бегунов, долго так собирается, вокруг бегают физруки с флажками и секундомерами, ну стою смотрю, ну мало ли, перекличка там, то сё и вдруг – хлесссььь – и вся эта колонна ни с того ни с сего «правое плечо вперед!!!» (блин или левое?) и вываливает торжественным маршем на Бутина. Причем как бы так сказать, «без объявления войны». Троллейбус, едущий сверху, нам с напарником удалось остановить, а вот транспортный поток, едущий со стороны вокзала с трудом самостоятельно остановился в метре от переднего дяденьки с какой-то картонкой в руках. Колонна деловито просочилась сквозь стоящие машины, с двух сторон обошла встречный троллейбус и завернула на площадь со стороны Ленина. Видимо, такой маршрут был выбран в целях сохранения газонов на площади. Кстати, с тех пор, по-моему, каждый год так ходят. А в этом году видел паренька, который добежал до конца очередного этапа – а встретить то его забыли. Интересно, куда он дел свою эстафетную палочку (господа гусары… ни слова :))? То ли просто всучил кому-то, то ли по тихой грусти побежал дальше, — я не видел, меня в этот момент джип задавить пытался.

Не менее интересно осуществляется подбор участников каждого из забегов – разрыв между первым ретивым бегуном и последним участником может запросто составлять пару-тройку кварталов, а то и больше. В этот раз видел девушку, которая бежала свой этап в джинсах, какой-то совершенно не спортивной куртке и чуть ли не в туфлях (ну уж то, что это были не кроссовки — точно). Лично у меня складывается впечатление что бегунов вообще никто не подбирает, то есть, конечно, какой-то отбор в вузах, в средней школе милиции, еще где-то и на какие-то участки – подобранные уходят в отрыв, а остальная масса участников происходит от слова «участвовать». Хвост первого забега запросто смешивается с началом второго, второй – с третьим и так далее.

Справедливости ради следует отметить и высокий интеллект отечественных автолюбителей. Каждый год на 1 мая по городу носятся офонаревшие от весеннего солнца бегуны, и каждый раз попадается человек за рулем, который про это слышит первый раз. Переполненный праведным гневом он пытается понять, за что ограничили его конституционное право на свободу передвижения. Особенно тяжело приходится пенсионерам – нарушается их годами выработанный маршрут поездки на дачу, что приводит к нервным срывам и откровенным истерикам. Фраза «Товарищ инспектор, отойдите с дороги и машину свою уберите мне надо тудой проехать» всегда вызывала гордость за аналитические способности водителей. Кстати не видел ни одного раздосадованного водителя, который бы пошел в мэрию и начал акцию протеста против забега по городу. Всегда почему-то выясняется, что в этом виноват гаишник, организовавший данное мероприятие.

Я, безусловно, целиком и полностью поддерживаю офизкультуривание населения Читы, оспортивнивание подрастающего поколения, облегкоатлечивание трудящихся народных масс.

Но вам не кажется, что данное мероприятие давно превратилось в никому не нужную традицию?

ЗЫ: А еще впереди родительский день и 9-ое мая…
 
 [ link ] [ Comments : 15 ]

Проблема застревания

   / 10.06.2005 11:09  
|  keywords: город

Однажды ко мне приехал близкий родственник, которому далеко за 50. Живу я на восьмом этаже, и товарищ принял решение ехать на лифте. Вошел в кабину на первом этаже, нажал кнопку и погрузился в темноту. У родственника был сотовый с возможностью одного звонка (хотя бы так), соответственно он сразу позвонил кому-то из знакомых. Знакомые, которые все оказались занятыми людьми, короткими перезвонами перекинули проблемы на мои плечи. К этому моменту прошло уже около получаса. Проблема: есть родственник, застрявший в лифте – что делать?

Я никогда не решал таких задач и изначально просто тупо смотрел в монитор, пытаясь сообразить – куда же надо звонить. Отзывчивая и улыбчивая девушка-коллега посоветовала позвонить 09 и узнать номер дежурного по городу. С огромным удивлением узнал, что такой товарищ, действительно существует и номер телефона у него 26-26-40. Я даже как-то расслабился – думаю: раз есть дежурный, значит всё в его силах. Звоню, без проблем дозваниваюсь, объясняю ситуацию, получаю минутное рассудительное молчание. Потом слышно, как дежурный звонит по коммутатору какому-то товарищу из какого-то лифтерного управления или что-то такое. Товарищ орет, что это не его дело и бросает трубку. После еще пяти минут каких-то звонков мне рекомендуют идти в соседний дом, где в подвале сидят сантехники, они всё знают. Делать нечего – иду к дому. Прошел уже почти час.

Сантехники, естественно, пьяные, лифтер в отпуске, за него включает лифт какой-то дядя, дядя живет непонятно где – всё, как и следовало ожидать. Звоню еще раз дежурному, потому что звонить больше некому. На определенном этапе дежурный дает номера КЭЧ, которой принадлежит дом. Телефона два – домоуправление КЭЧ (33-43-33) и дежурный КЭЧ (35-57-74). К этим номерам соболезнующими соседями добавляется телефон МЧС – 26-87-13. Телефон домоуправления всё время занят – потом я узнаю, что он отключен за неуплату. Телефон МЧС или наглухо занят, или там никто не берет трубку. Телефон КЭЧ тоже занят – но я всё время звоню и минут через сорок дозваниваюсь. Женщина, судя по всему, мне даже сочувствует – мечется там по своей невидимой каморке, шуршит бумагами, охает, ахает, переспрашивает подробности — в общем даже как-то отлегло от сердца. После пятиминутного разговора эта лошадь сообщает, что дом не принадлежит КЭЧ (потом я уточню – деньги мы платим именно им), соответственно сделать она ничего не может. К этому времени прошло уже часа два и родственник в лифте сообщает, что, вообще говоря, у него начало болеть сердце, после чего я впадаю в панику, иду к пьяным слесарям, беру ломик и пытаюсь сломать двери лифта. Бесполезно. От безысходности начинаю звонить кому попало, и на сотовом кончаются деньги. Топаю на восьмой этаж к стационарному телефону, встречаю соседей напротив, соседи знают номера людей, которые включают лифт. С первого раза дозваниваюсь, мне сообщают, что будут через полчаса-час. Узнаю адрес, беру такси, вытаскиваю женщину преклонного возраста из квартиры буквально за уши, привожу к дому, она включает лифт – родственник на свободе! После трех часов сидения в вонючей кабине без света.

Мне страшно представить, что было бы, если бы (тьфу-тьфу-тьфу) у родственника схватило сердце за эти три часа (мама-врач потом скажет, что до этого было недалеко). Очевидно, что не нашлось бы ни одного «ответственного работника», который бы за это отвечал потом. Да дело даже не в этом. Какую функцию выполняет дежурный по городу, если он ровным счетом ничего не может сделать? Почему в домоуправлении не работает телефон? Какого черта все сантехники в рабочее время пьяные как собаки и никто даже не пытается с этим бороться? Зачем вообще запускать лифт, который с большей долей вероятности встанет колом в то время, как в каморке наверху никого не будет? И почему всем настолько безразличны другие люди? Ответов на эти вопросы, понятное дело, добиться невозможно.

Есть другая сторона проблемы. Исправный лифт, как я понимаю, не должен ни с того ни с сего останавливаться. То есть техника иногда дает сбой, но не постоянно же – после инцидента я, вооруженный телефонами лифтеров, в точно таких же ситуациях вытаскивал из лифта соседей сверху и снизу. То есть если он нерабочий, или не отремонтированный, а наверху постоянно нет лифтера, то его просто нельзя запускать. Понятно, что в большинстве читинских девятиэтажен лифты уже давно выработали свой ресурс и их давно пора менять. Я довольно смутно представляю процедуру замены лифта, но цены на них нашел – стандартный лифт грузоподъемностью в привычные 400 килограмм вместе с установкой обойдется с 300 000 – 500 000 рублей. В условиях, когда военные передают свой жилой фонд, который находится не в лучшем состоянии, городской администрации, а городская администрация ногами и руками упирается, не желая принимать это давно прогнившее барахло, надеяться не то, что на новые – хотя бы на ремонт старых лифтов было бы по меньшей мере наивно. Потому, я думаю, единственный выход – скидываться подъездом, как скидываются на установку замков на входных дверях. Если учесть, что с установкой и доставкой самый слабенький экземпляр обойдется в 400 000 рублей, а квартир в подъезде 32, то скидываться надо по 12 500 рублей. При этом жильцы нижних этажей будут упираться, не желая платить за то, чем они вряд ли будут пользоваться. Тогда цена вырастет вовсе до невероятных размеров. Просто полная безысходность.

Если говорить серьезно, то в условиях, когда нет возможности менять лифты, или хотя бы их нормально ремонтировать, собственнику жилого фонда стоило бы озаботиться наличием нормальной диспетчерской службы, которая могла бы оперативно решать возникающие проблемы. В моем воображении этой диспетчерской службой мог бы быть тот же дежурный по городу, у которого были бы в наличии телефоны, по которым надо звонить в случае чего. В свою очередь телефоны этого дежурного должны знать все озабоченные жильцы – это же не так сложно сделать. А то, получается — сидит целый дежурный по целому городу и ни хрена кроме того, как сопеть в трубку, сделать не может.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 23 ]

О, город

   / 27.05.2005 14:38  
|  keywords: город

Автор: Sharkan

Эх, широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек, и сел, и деревень, городов, конечно, в ней не счесть. И славен город мой, что стоит под сенью высоченной сопки и, право слово, грех сей Богом и властью забытый городишко не одарить своим, пусть не ахти каким пышным, как в иных столицах, праздником. День как день, и не красный вовсе, не день рождения, не день ангела, так себе денечек, но звучит-то как гордо – День Города.

О, Город, возрадуйся, и о тебе помнят, пусть лишь раз в году. Тебе поют славу, пусть пьяными и нестройными голосами. Тебя к твоему дню моют, холят и лелеют, наводят марафет на твоих изгаженных улицах, и пусть на утро будет еще много хуже, еще гаже, но ведь помнят, любят своей, непознанной ни кем, упрятанной в глубины души, любовью.

Город, это твой день. Это день, когда тебя отдают во власть горожанам, сынам твоим, как в былые времена отдавали города на радость победителю. Вакханалия веселья забурлит за столами горожан, ручьями, реками потечет по улицам заполнять озера площадей. Твоих, город, площадей (если точнее – площади, в единственном ее числе). Радуйся, радуйся за себя, побудь один день эгоистом, возлюби себя, чихни на всех, Город! Это ведь так прекрасно поселить в себе праздник, рвущийся через край, как пламя большого костра. Далеко за полночь он стихнет, останутся остывающие его угли, редкие всполохи былого большого пламени, горы окурков, шеренги опорожненных бутылок и банок, но искорка незатухающего ни на миг праздника останется с тобой, Город!

Город, а знаешь ли ты историю своего праздника? Если ответишь, что праздник сей нов и история его коротка, как овечий хвост, то будешь тысячи раз не прав. Еще в незапамятные времена, когда просторы будущей площади, единственной твоей площади с мужиком посередке, топтали стада мохнатых мамонтов, тогда уже пращуры наши отмечали этот замечательный праздник – День Будущего Города. Они приводили на заклание доисторического бегемота, жадно поедали страусиные окорочка, жарили на вертелах бычьи туши, жадно глотали медовый нектар и орали во все свои доисторические глотки что-то вроде «Хоп-хей-ла-ла-лей, не жлобись, еще налей!», требовали отстоя пены и сдачи раковинами каури.

Уже тогда, из тьмы веков, освещаемой лишь светом костра, они видели все величие будущего города. «А здесь будет стоять пивзавод, а здесь вино-водочный…», — дружно кивали своими нечесаными головами, — «…а здесь и здесь, и там за горочкой…», но дальше фантазия не шла, пращуры устало чесали затылки и мирно засыпали, мерно и звучно похрапывая, чем до беспамятства пугали окрестных тигров, львов, гиен и прочую нечисть.

Всяк сюда приходящий своим долгом считал отметить «День Еще-Не-Существующего-Города». Проходили века, пролетали эпохи, народ сменялся народом, но праздник переходил из рук в руки, из уст в уста, как священный незатухающий огонь. Пришли в эти края, не по своей правда воле, декабристы, не долго думая, окрестили город и его окрестности Забайкальской Швейцарией, праздник не приветили, вскоре о нем забыли, ибо страшно были далеки от народа, а Герцен, которому было впору подсказать с его то «Колоколом», был еще дальше. Так светлый праздник стал сам собою забываться, затухать, и вовсе добили бы его коммунисты, которые хоть и были к народу поближе, но праздники не жаловали ибо мешали последние главному – строительству светлого будущего, где каждый день был бы праздником.

«Вот тодыть и гульнем, а щас неча баклуши бить и праздники разгуливать, кайлу в руки и вперед долбить от сих пор и до светлого будущего». Ой, погубили бы большевички праздник, да вышла им жизнь недолгая, пришли люди за народ болеющие, радеющие за народ, за его праздники, стоящие горой. Как то вот, сидючи в совсем недавнее время в своем удобном креслице, тяжелую мысль ворочал городской голова под своей градоначальнической кепкой. И оттого была она тяжела – и мысль, и голова, — что праздники майские уже отгремели. День труда, мая и пасхи отметили. День печати. День радио – славно погуляли. Еще дни, потом и ночи, а вот и май уж на исходе, а повода опохмелиться нет. Тяжко оно без повода пить-то, сами понимаете, не демократично, так сказать. А вот с поводом совсем другое дело, и денег на закуску с икорочкой выхлопотать можно, и на музыку с девками развеселыми да грудастыми. Следующий повод — День Взятия Бастилии, ой, как далеко, пока дождешься, и помереть недолга. Но шевельнулась таки в городской голове мысль, Мыслище…

И вышел на свет божий незаслуженно забытый, столь горячо любимый, такой до боли родной, до спазмов в горле развеселый праздник – День Города, твой День, Город! Радуйся, забудь невзгоды и печали, пей, танцуй, гуляй, брось всего себя на арену праздника! Это твой день, таким запомнится, забудется на утро, вспомнится и случится вновь!

29 мая неминуемо наступит, придет на твои улицы, Город, праздник. Все горожане в добровольно-принудительном порядке принимают участие в подготовке этого праздника. Кто-то малюет заборы, кто-то городит штакетник, кто-то несет околесицу, а кой кто и вовсе — культуру в массы, одни меняют фонари, другие их ставят другим менее сознательным гражданам, коптят небо для лучшей контрастности, штрихуют в полосочку проезжую часть, в клеточку тротуары, клумбы в кружочек, веники в горшочек.

Особо умные особи, а оттого еще более безмозгло-головастые слагают вирши и оды в честь подметенных улиц, постриженных столбов и выкорчеванных тополей. Мастера ничегониделания, депутаты и прочее руководство разного пошиба, своими цветастыми речами подымают до должного уровня значимость города как Города и себя в нем, как особо выдающегося индивидуума, отчего город покрывается застенчивым девичьим румянцем и недельной (до ближайшего праздника, чистотой).

А сколько интересного приготовлено к вящему удовольствию среднестатистического горожанина, дабы повеселился бы он на славу, забыв грусть-печали и зеленую тоску. Ведь помимо уже ставших традиционными мероприятий, как-то: распитие напитков в тени черемухи с областной администрацией на брудершафт, пение русских народных блатных хороводных, игры в «Ручеек», «Посиделочки», «Полежалочки», опять же в тени черемухи – будут и абсолютно новые игры, игрища и конкурсы.

Так, во время всеобщего гуляния любой желающий сможет принять участие в следующих забавах:

  1. Скоростное поедание тазика с чипсами. Все оставшиеся в живых после потребления смертельной дозы чипсов награждаются талоном бесплатного обслуживания в общепитовской столовой в течение месяца.
  2. Гонки-экстрим взрослых дядей на детских трех-колесных велосипедах. Дистанция – 42 км 195 метров. Выжившие получают ключи от машин, опять же детских педальных.
  3. Плевание на точность и дальность подсолнечной семечки. С дистанции в 30 метров необходимо попасть в урну. Для победы в конкурсе на дальность необходимо переплюнуть центральную площадь.
  4. Полет на воздушном шаре с последующим прыжком в водную гладь озера Кенон. Побеждает не промахнувшийся.
  5. Конкурс на знание таблицы Пифагора. Проигравшие остаются на второй год.
  6. Боксерский поединок со специально приезжающим Майком Тайсоном. Чемпион мира будет драться без перчаток со связанными руками, ногами и завязанными глазами.
  7. Скоростное выпивание пива – 20 бутылок по 0,5 литра. Приз – индивидуальный переносной туалет для справления особо малой нужды в больших количествах.
  8. Конкурс среди бомжей на скоростное собирание стеклотары. Приз – помывка, пострижка, 100 грамм и огурчик.
  9. Скоростная роспись всеми подручными средствами городских заборов, он же конкурс «Городского плаката». Приз – 15 суток принудительных работ по закрашиванию своих же художеств.
  10. Национальная русская забава «Охота на первонаха». Приз – путевка на двоих в Бобруйск.

Все вышеперечисленное лишь малая толика всего планируемого. Не пропустите. Обидно будет если такой праздник пройдет мимо вас. А вообще, как-то классик сознался, не добровольно, стоит заметить, что все праздники придумали буржуи, чтобы не работать. Но нам то только этого и надо.
 
 [ link ] [ Comments : 20 ]

Где пить рабочему классу?

   / 12.05.2005 11:41  
|  keywords: город, местное, терроризм

Специфика столицы Забайкалья такова, что центр ее застроен давно и почти навсегда. Монументальные здания, которые даже при наличии желания достаточно проблематично ликвидировать, перемежаются зданиями, имеющими историческую ценность, ликвидировать которые, исходя из принципов исторической справедливости, нереально. Есть, конечно, закутки вроде пространства за спиной городской администрации. Но этот сектор городские власти явно берегут как зеницу ока, памятуя о том, что ежели снести эти бараки, то их жители и приаттаченные к ним бомжи снесут городские власти. Вроде как отстойник. А то, что в центре города, так это социальная справедливость.

В итоге большинство магазинов и других общественных заведений ютятся на первых этажах давно построенных зданий в помещениях выкупленных предпринимателями квартир. Практика, я думаю, показательна не только для Читы, но и для многих российских и не только российских городов. В новых домах первые этажи вообще не предусматривают расселения граждан. И вот на этом «цокольном» уровне вполне могли бы разместиться десятки небольших «предприятий общепита», где граждане могли бы спокойно провести время. Особенно актуальным кажется наличие этих заведений в центре города. Реальность, однако, такова, что таких заведений практически нет.

Я говорю не о дорогущих ресторанах, где за пару стаканов пива с немудреной закуской надо отдавать минимум три-четыре сотни, и не про примагазинные пластиково-зарешеченные загоны. Нет в городе блинных, пельменных, нет простецких кафе, где можно спокойно поужинать, не опасаясь, что на тебя упадет какая-нибудь пьяная скотина, а уже тем более нет столовых, вход в которые был бы для всех свободным. На окраине города есть хотя бы позные, которые пользуются бешенной популярностью у горожан, но добраться туда без машины не представляется возможным.

В центре для послерабочих посиделок есть разве что кафе «Ангир», в котором я, почему-то никогда не был. Есть недавно открывшаяся миниатюрная и довольно уютная пивнушка «Bavaria», но там никогда нет места. Есть достаточно печальный бар «Клинское» около магазина «Евросеть» на Ленина, но там ужасно неуютно, а кроме пива и ограниченного количества чипсов с сухарями ничего нет. Есть еще аккуратный «Погребок» с вполне приемлемыми ценами. Говорят, существует бар «Фанат» на Амурской. Я хожу в пиццерию «Эльдорадо» — немного дороговато для меня, но очень уютно и недалеко от центра. К тому же здесь не орёт музыка и можно спокойно поговорить. А больше, пожалуй, ничего и нет – если только не опускаться до уровня привокзальной «Алёнушки» и не вспоминать про ряд заведений для малолетних мажоров, где они могут покойно тратить родительские деньги (ничего не могу поделать с пролетарской ненавистью). Единственные же заведения, которые напрямую ассоциируются с обедом – это «центры здорового питания» «Богатырь» и мелкие грязноватые чайханы и позные на рынках. Есть еще ведомственные столовые в городской и областной администрации, но для большинства это, опять же, не выход.

Разрыв между реальными возможностями абсолютного большинства горожан и тем, что предлагает им рынок общепита в Чите не то, что огромен, он просто колоссален. Я никогда не мог понять, для кого открывается огромное количество новомодных ресторанов, где рюмка водки стоит под двести рублей. Откуда берутся сотни людей, готовые отдать за ужин сумму, сопоставимую с моим месячным заработком? И неужели настолько невыгодно открывать ресторанчики, в которые товарищам на дорогущих иномарках будет ходить не к лицу, а простым людям очень даже ничего? Это что – невыгодно, или это такой жизненный принцип – работать, ориентируюсь на себе подобных? А куда делись столовые? Э-э-х!

В общем – в городе есть либо «чушатники» (уж да простят меня их посетители), либо заведения, которые, мягко говоря, недоступны для пролетариата. А потому пролетариат пьет на улице, а тут недалеко до революционной ситуации. Стоит задуматься.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 53 ]

ТРИУМФ певцов и ГЛОРИЯ Дроздова!

   / 18.04.2005 11:19  
|  keywords: город, реклама

Автор: Sharkan

Красив наш город, весной особенно, когда могучий весенний ветер своим буйством разметает все окрестные помойки и разложит уверенной рукой по пешеходным дорожкам и мостовым, что было нужно человеку, да было выброшено потом за ненадобностью. А сколько преданий и легенд хранят здания города, покрытые патиной времени? Не счесть.

Но не только преданиями старины глубокой жив город. Каждое новое здание, да что здание, каждое маломальское строение хранит в себе множество прелюбопытнейших историй. До легенд-то им еще далеко, но истории, надо заметить, встречаются презабавнейшие.

Вот, к примеру, история, рассказанная рекламным щитом:

«Недавно это приключилось. Не иначе как в прошлом годе. Крутил, колесил по далям российским артист знаменитый – Димка Певцов. И уж не знаю, то неведомо мне, заглянул он и в наш городишко. Народец позабавить, отвлечь от трудов праведных, да разбавить прозу жизни какой ни есть песенкой веселой. Гитара, костюмчик, носочки — все при нем. Как водится в таких случаях, остановился он в гостинице. А чтоб время скоротать до встречи с жаждущим зрелищ народом, пошел он по городу прогуляться. Так сказать, духом его проникнуться. И сильно ему город наш глянулся. На Питер похож, ни дать, ни взять. Гулял он, гулял, да и заглянул в магазинчик один, посмотреть кой-какого товару. А в магазине море разливанное костюмчиков мужских, рубашечек цветастеньких, туфли тоже есть и помимо всего прочего, бельишко с носочками.

А носочки и трусишки все подряд новёхонькие, ни разу не надёванные, между прочим. А у Димы как раз беда приключилась – прохудились носочки-то. Прикупить требовалось. Как никак к народу на сцену выходить, а вдруг, какая оказия – туфельки придется скидывать? Что тогда? Конфуз. Загорелось ему носочков прикупить, пар десять так, от силы двадцать. Да и бельишко глянулось. А рубашки так те полный улет – Китаем и не пахнут.

Одним словом, прибарахлился Дима, что называется с головы до пят, всяко место на нём прикрыто, даже срам его и тот в трусишках миленьких таких, со шнурочком с тылу. А чтоб как-то выразить благодарность магазину, попросил Дима щелкнуть его фотоаппаратом в прикупленном костюмчике, мол, де потом разместите ея на плакатище и народ благодарный за то, что артиста народного осчастливили, к вам сердешным и повалит скопом. А для пущего эффекта оставил карточку жены своей, ненаглядной Оленьки Дроздовой. Мол, и ей, сердешнице своей, порекомендую магазинчик ваш. Как в ваших краях окажется всенепременно заглянет. На том и расстались. Дима-то концерт отыграл, да и дальше по городам и весям двинул, а магазинщики плакатищу, вот меня, сваяли.

Стою теперича посередь города, на улице Бабушкиной. Народ заглядывается. Ручками машут, автомобили так те сигналят. Кто во что горазд. Надысь приходил один, в очечках. Фотоаппаратом в меня целил. Не иначе целую пленку отшлёпал. На прощание обещался привет от меня Диме Певцову и жене его ненаглядной Оленьке Дроздовой передать, да фотографии выслать им же. Говорит, приятно им там будет в Питере то теплый такой привет получить. Да и мне старому приятно. Вот и вся история. Вы если что приходите, я еще чего поведаю!»

Вот такие истории можно услышать в городе нашем, если прислушаться, конечно!
 
 [ link ] [ Comments : 24 ]

Дураки и дороги

   / 22.11.2004 09:48  
|  keywords: город

За последние лет десять в нашем небольшом городе стало заметно расти количество автотранспорта. С каждым годом ситуация соотношения квадратного метра дороги на кубический сантиметр двигателя становится всё хуже.

Что занимательно — рост материального благополучия в нашем городе подтверждается, прежде всего, демографическим взрывом и постоянно образующимися пробками на дорогах. Но если со «взрывом» роддома как-то справляются, то наши узенькие дороги не «вывозят» такого количества машин.

Все улицы наших городов задумывались и проектировались по социалистическому принципу и раздумью, и никто не мог предполагать, что такой маленький город может обрести когда-либо немереную кучу машин. Однако стремительный рост достатка приоткрыл дверь к относительно доступному признаку роскоши, средству безграничного передвижения — автомобилю. Если посмотреть на те города, где автомобильный бум произошел ещё быстрее, заставляя местные власти таки почесать тыкву и, не откладывая, задуматься о том, как же из социалистических улочек сделать капиталистические автобаны, то можно увидеть, что дорожная карта, например Владивостока, меняется почти каждый год. Буквально на днях там была пущена новая развязка, разгрузившая «задушенный» пробками центр.

А что же у нас? Насколько можно судить по молчанию муниципалитета, эту проблему пока никто не собирается замечать. Грандиозное расширение «супермагистрали» имени Бабушкина на два метра в некоторых местах не в счет, так же как «плановый» ремонт моста на Читу I. Обидней всего, что если маленькую проблемку не замечать, то она имеет тенденцию расти, как снежный ком. И если сейчас никто ни начинает думать о проектах, инвестициях и ресурсах, то потом все придётся делать в несколько раз быстрее, а значит, далеко не лучше. Ведь это только начало. Можете себе представить, что будет года через 3-4?

Владивосток далеко не идеален в плане дорог, но там машина уже давно не роскошь и не средство психологического давления на земляков, а уж тем более не понт. В связи с такими установками у сознательных автолюбителей (которых большинство) появилась водительская культура, которая как ангел-хранитель, позволит выехать тебе без проблем со второстепенной в бесконечный поток на главной. Просто каждый пятый готов затормозить, мигнуть и пропустить. Потому что осознает, что через какое-то время окажется на твоем месте, и ему помогут тем же способом. В нашем городе культуры вождения, не было никогда и не скоро будет. Убедится в этом можно разными способами, самый дешевый — сесть в маршрутку. Данный факт вкупе с постоянно неработающими светофорами, отсутствием регулировщиков, превращает броуновское копошение машин просто в большую свалку людей, матерящихся и ненавидящих друг друга, ГИБДД, себя и жизнь.

Удачи на дорогах.
 
 [ link ] posted by: Public Enemy [ Comments : 15 ]

Охранники

   / 08.10.2004 10:44  
|  keywords: город, на злобу дня

Если женщина ничего не умеет, она идет работать проституткой.
Если мужчина ничего не умеет, он идет работать охранником.

А почему — да потому что в основе и того и другого лежит одно и то же — спать за деньги…


Охрана жизни и здоровья в нашей нелегкой жизни занимает совершенно особое место. Без охраны наше общество в столь трудный переходный период могло бы погрязнуть в кутежах и анархии, в непотребствах и во вселенском унынии.

Военные мужи охраняют государство от внешней агрессии и иногда от агрессии внутренней. Бравые милиционеры охраняют или пытаются охранять общественный порядок от посягательств недругов внутри страны. Молодые люди, с опаской таскающие своих дам по темным улицам многочисленных городов и поселков нашей Родины, охраняют их от нападок непримиримых гопников.

Совершенно особое место в системе охраны занимает охрана мест общественных – будь то государственные конторы или сапожные мастерские. Давно прошли те светлые времена, когда преступники были разобщены и малочисленны. Время диктует свои правила и напасть могут на что и на кого угодно. Приходится ставить преграды. Чаще всего в качестве преграды выступают охранники, которые в силу описанных выше обстоятельств превратились в совершенно особый класс общества. Класс со своей иерархией, со своим фольклором и даже, что вполне естественно, со своей формой одежды.

В среду охранников, равно как и в любую другую среду, очень часто попадают люди случайные, люди, которые абсолютно недостойны звания охранников. Понятное дело, я не говорю о профессиональных милиционерах, военных и прочих людях, которых охранниками можно назвать лишь опосредованно. Имеются ввиду товарищи, охраняющие магазины, комки и прочие общественные места. Лишь малая часть этих заведений обладает достаточными финансовыми средствами и оформленным пониманием опасностей окружающих улиц, чтобы нанимать профессиональные конторы, укомплектованные хорошо подготовленными, сильными, вооруженными и в нужных случаях злыми дядьками. Дядьки эти имеют какую-никакую подготовку, почти наверняка посещают спортивные залы и с большой долей вероятности готовы ко встрече с разного рода злодеями. Товарищи эти вызывают определенное уважение.

Совершенно другие чувства вызывают люди, которые пришли в охранники не потому что они сильные, ловкие, умелые, умеют обращаться с оружием и готовы дать в морду нападающим на мирных граждан уродам. Они приходят в эту славную когорту, очерняя ее своими нетренированными телами оттого, что им просто нечего больше делать и никуда их больше не берут. В этих нестройных рядах тоже можно найти подобие никому ненужной классификации.

Первую категорию работающих бездельников составляют люди, которые ушли на пенсию. В прошлом они были военными, а быть может миллионерами, а быть может мясниками в продуктовых магазинах. Теперь они на заслуженном отдыхе, а пенсия маленькая и дома сидеть неохота. Профессиональные навыки их слишком узки, чтобы применять их в этой другой жизни, и они идут в охранники. Во-первых, теперь их трудно назвать бездельниками, во-вторых, появляется дополнительный доход и, в-третьих, охрана чего бы то ни было – работа, вызывающая уважение. Они сидят весь день в маленьких сторожках или на неудобных стульчиках в небольших помещениях магазинов. Они разгадывают сканворды, разглядывают проходящих мимо людей, обращая особенное внимание на молодых девушек. Иногда они курят и даже обедают. В общем всё как у людей. Проблема только в том, что в критической ситуации, когда, например, в магазине начнется побоище с бросаниями стеклянных бутылок, подобного рода охранник ничего не сможет сделать, а, скорее всего, лишь усилит панику.

Вторую категорию составляют вполне дееспособные мужчины в полном расцвете сил. Они еще бодры и подтянуты. Они еще по-молодецки засовывают большие пальцы рук за портупею, которая опоясывает их тела и у них есть дубинка, а то и газовый баллончик, а не дай бог и пистолет с патронами. Они вполне уверены в собственных силах, скорее всего еще похаживают в спортзал и быть может готовы дать отпор немногочисленным и не слишком активным нападающим. Всё это хорошо, только я понять не могу – как можно в расцвете сил, когда надо ходить, бегать и вообще ловить удовольствие от сложной, надоедливой и такой интересной работы, как можно в такое время сидеть весь день в скучном магазине, где единственным развлечением является выход на улицу для того, чтобы покурить с продавщицами.

Третья категория – молодые люди, которые, как я подозреваю, после окончания школы были окутаны сетями военкоматов. Они отслужили положенные два года, пришли домой и обнаружили, что надо работать. Образования нет, или оно есть, но никому не нужно. А в охранники берут всех без разбора с одним условием – служба в армии за спиной. И они берут резиновую дубинку, одевают камуфляж, толкают в карманы сигареты и зажигалку, и идут отстаивать свое право на вечернее пиво. У них самый непропащий вариант – ведь молодость она штука такая, всегда всё можно поменять.

Последняя категория стражей вообще не попадает в описываемые категории и их существование на белом свете лично мне кажется странным. Если представители и первой и второй и третьей категории обладают хоть какими-то признаками мужчин, готовых что-то охранять – широкие плечи там или уверенный взгляд или мощные такие боксерские руки, то эти вообще не похожи на кого бы то ни было. Это какие-то печальные мужички с водянистыми глазами и тонкими ножками. В их глазах полно печали и горести, они грустно жмутся в уголок, сидя на шатающемся стуле, который стоит на грязном линолеуме внутри давно никому ненужного комка, где торгуют грязные женщины с хищническими улыбками и необъятной грудью. Женщины эти выносливее любого охранника и, как я подозреваю, готовы отразить любую атаку самостоятельно, без помощи всяких там хлюпиков. Есть даже известное четверостишие на эту тему:

Есть женщины в русских селеньях
Их бабами нежно зовут
Слона на ходу остановят
И хобот ему оторвут

Я не в курсе ситуации, но есть у меня смутное сомнение, что эти единичные охранники всё-таки как-то объединены в некую организацию. Плохая какая-то организация, если в свои ряды вовлекает кого попало. «Тревожная кнопка», воткнутая под прилавок, принесет в сто раз больше пользы, чем все описанные выше товарищи. На западе в последнее время стали популярны журналистские эксперименты, в ходе которых пишущая братия пытается проверить дееспособность силовых структур. Эксперименты эти иногда опасны, но чаще всего вызывают интерес у простых граждан. Провел бы, что ли кто-нибудь у нас эксперимент по проверке профпригодности людей, вооруженных резиновыми дубинками.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 37 ]

Банкоматы

   / 07.10.2004 14:59  
|  keywords: город

Ко всему новому и необычному русские люди по традиции относятся с опаской. Бог его знает, что это за штука такая и что с ней будет после того, как ее потрогаешь. Боязно да и на фиг надо. Впрочем, иногда нововведения настолько настырно входят в нашу жизнь, что постепенно начинаешь привыкать к некогда незнакомым и чужеродным, а теперь уже вроде как и привычным вещам.

Банковские дебетные или как их там карты, которые легче называть просто пластиковыми, в жизни простого русского человека появились не так давно. Штука эта удобная и с этим трудно не согласиться. Хранение денег на карточке ставит какой-никакой, но барьер на пути бездумного уничтожения заработной платы или каких других денежных поступлений. Разные добрые организации и просто знакомые, могут спокойно переливать свои средства на ваш счет, не совершая при этом практически никаких ненужных движений. Хранить деньги в банке спокойнее, чем дома на полочке. В другой город ехать с картой можно с пустым кошельком. Да и стоит это удовольствие (я имею ввиду покупка карточки) сущие копейки – что-то около ста рублей, плюс небольшие комиссии банка в течение месяца. Эти и многие другие причины заставляют сотни, а быть может даже и тысячи читинцев покупать эти замечательные прямоугольнички, толкать в банк свои деньги, а потом весело вытаскивать из дырки банкомата преумноженное хоть маленькими, но процентами, состояние.

Проблема в том, что банкоматов в городе практически нет. То есть они есть, но их так же мало, как планет в Солнечной системе. Расположены они крайне неравномерно и очень часто не работают. Я постоянно пользовался банкоматом, который был врезан в стену на переговорном пункте, но очередной ремонт, который тянется там уже без недели десять лет, привел к тому, что электронную штуковину выдрали из стены, заменив ее грязной надписью о том, что кто-то там приносит свои извинения. Сто лет нужны эти извинения, когда нужно срочно снять двести или триста рублей. Банкомат в гостинице «Даурия», видимо, очень старый, а потому работает два дня из десяти. В остальное время он светится красной харей с опять же извинениями. Остается один вокзал, переться до которого очень часто совсем несподручно. Это я еще живу в самом центре города и у меня есть возможность выбора. Жителям городских окраин, осчастливленных наличием пластиковой карты, я как-то не завидую.

Отдельного разговора требует поведение людей около банкомата. Очень часто люди похожи на беременных коров, которых выгнали на луг, поставили перед ними космический корабль, открыли кожух двигательного отсека и попросили продуть форсунки. Товарищи печально, как те коровы, смотрят на сложные и непонятные внутренности и непослушными руками, которые еще не привыкли к разным кнопкам, пытаются набрать в нужной последовательности нужную комбинацию. Не факт, конечно, что таких товарищей много, но в каждой небольшой очереди перед банкоматом всегда найдется пара таких унылых личностей. Собственно говоря, они эти очереди и создают. Иногда эти индивиды объединяются в молчаливые команды и топчутся около маленького и такого непонятного монитора минут по пять, вызывая у стоящих за их спинами желание воткнуть им в голову что-нибудь острое. Никогда не мог понять, что сложного в этом простом и человеколюбивом устройстве. Оно ведь проще, чем совдеповская игрушка «Ну погоди» с четырьмя кнопками. Проще, потому что там всё подписано огромными буквами, которые сложены в простейшие слова. Но нет, больно велика боязнь перед всеми этими буржуйскими нововведениями у простого русского парня.

А что творится с кассирами в новомодных супермаркетах, когда ты суешь им вместо привычных грязных бумажек такую удобную и чистую пластиковую карточку. Они шарахаются от этого произведения искусства как пьяные наркоманы от злых милиционеров. Чаще всего в помощь призываются окружающие сотрудники, и совместными усилиями с карточки снимается требуемая сумма. Хорошо еще, если вам по всем правилам дадут чек и разрешат на нем расписаться. По какому-то идиотскому принципу, никто не спешит этого делать. Всё время задаюсь вопросом – ну неужели трудно собрать всех этих кассиров и один раз показать, что куда толкать и что и как тыкать.

В общем и целом – трудна дорога новой России к светлому будущему, в котором не будет места мятым бумажкам и грязным монеткам. Верю, что пройдут года и даже торговцы шаурмой на Балке будут принимать к оплате пластиковые карты. Ээх!!! Вот ведь заживем!!!
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 30 ]

Теория множества створок

   / 22.09.2004 21:29  
|  keywords: город, мысли вслух

Все действия человека в этом мире должны быть ограничены. Без этого никак. Ведь если нас не ограничить, то мы погрязнем в анархии. Нужны правила, рамки и заборы, чтобы люди не делали того, чего не надо, не залазили, куда попало, и не ходили по газонам. В необходимости столь строгих мер человечество могло убедиться на протяжении своей затянувшейся истории. Во всех правительствах мира сидят люди, которые глубоко озабочены созданием необходимых барьеров и в итоге появляются границы (в том числе и государственные), великие стены (в том числе китайская и берлинская) и неприступные заборы. За границами люди прячутся от врагов, за стенами – от сильного ветра (в том числе и от ветра перемен), а за заборами они прячут свои дома, сундуки и прелюбодеяния.

Как говорили философы, всё хорошо в меру. И тут с ними трудно поспорить. Если, например, забор разделяет садово-ягодные участки, то он позволяет легко отделить территорию одного садовода от территории другого. Кроме того, забор в этом случае позволяет защитить себя и своих голопузых детей от соседских собак, а если при постройке забора прибегнуть к техническим новшествам, то на нем можно сушить стеклянные банки и глиняные горшки. А вот если забор воткнуть посреди города, в самом непригодном для этого дела месте, то у людей, которые вынуждены это сооружение обходить, объезжать или перелазить поверху, возникает вполне понятное чувство недоумения: зачем же ставить забор там, где без него жить гораздо легче и приятнее.

Город Чита замечателен своей противоречивостью. Кроме полезных и нужных заборов в нем хватает разного рода идиотских построек, изрядно портящих кровь читинцам.

Самая известная в городе площадка, огороженная неприступными и совершенно ненужными баррикадами – это печально известный (даже по тем же публикациям на «Кактусе») парк ОДОРА, который неизвестные мне хозяева с каким-то маниакальным упорством пытаются оградить от всякого воздействия со стороны внешнего мира. Его разве что не накрыли крышей – так на то, видимо, денег не хватает. А пока не хватает денег, один из немногих парков, расположенных в самом центре города, перегорожен со всех сторон. Некогда открытые калитки давно запаяны, а единственный открытый вход для пущей безопасности перегорожен вкопанными в землю железными столбиками. Когда-то, совсем недавно, была маленькая калитка со стороны улицы Пушкина, но и ее заварили насмерть и навеки. Чем объясняется столь ретивое отношение к закрытию одного из лучших в свое время мест для отдыха горожан, остается только догадываться. Можно предположить, что военные занимаются на территории парка какими-нибудь сексуальными непотребствами, а заборы ставят для того, чтобы не попасться на глаза фотокорам «Забайкальского рабочего», здание которого расположено в непосредственной близости. А если серьезно, то этот идиотский забор служит прямым доказательством того, что в армию лучше не ходить. Иначе к четвертому десятку будешь вот так же искать вокруг себя импереалистических милитаристов и прятаться от них — воображаемых — за наприступными стенами.

Младшая сестра забора ОДОРА – железная решетка, охраняющая спокойствие офицеров, которые годами сидят в штабе округа на площади Ленина. Год назад люди в погонах возвели вокруг своей берлоги железную решетку с острыми концами наверху, повесили на нее фонарики и теперь явно радуются спокойствию, царящему по ту сторону баррикад. Горожане получили вместо небольшой, но уютной пешеходной зоны на центральной площади города современный сортир в подарок.

Забор – это строение монументальное, даже если в качестве строительного материала используются гнилые доски. Гораздо более прозаична дверь. Обычная дверь. Дверь может вести в сокровищницу, а может вести в гостиницу, в магазин или в коридоры власти. В двери мы заходим ежедневно десятки раз. Встаем утром – и нас ждет дверь из комнаты, потом дверь в ванную, потом в туалет, потом на кухню, потом из квартиры, в лифт, на работу, в кабинет и так далее. Мы привыкли к дверям, они стали нашими незаменимыми друзьями. Они охраняют нас от холодного воздуха и от непрошенных гостей, они украшают безобразные дверные проемы и скрадывают вопли соседей. Когда дверь расположена в нужном месте, она просто незаменима. Но далеко не все двери помогают нам жить. Иногда, а в нашем городе очень часто, двери приводят к невыносимым мукам воспаленного воображения, которое пытается ответить на вопрос: почему?

Почему в 99% контор, имеющих на своем входе две двери, одна дверь закрыта? Или если у двери две створки, то приветливо хлопает своим тельцем лишь одна из них? Кто сможет ответить на эти вопросы? Видимо – никто. Пойдем в город за примерами.

  1. Здание на Чайковского, 22. Это там, где находится агентство «ДЖИН». Там два слоя пластиковых дверей. В каждом слое по две двухстворчатых двери. То есть четыре створки, из которых открыта лишь одна в каждом слое. При этом посетителям приходится входить в первом слое в левую дверь, а во втором – в правую. Зимой эта мера предосторожности, возможно, позволяет как-то удержать теплый воздух в здании, но зачем летом такие мучения? Полоумные охранники, которым я в свое время задавал этот вопрос, ничего путного сказать не смогли, а лишь что-то пробурчали о приказе начальства. Уверен, что и начальство толком не может понять, зачем это нужно.
  2. Здание на Чайковского, 8. Три двери по две створки. Открыта одна створка одной двери. Охранники ничего рассказать не могут.
  3. Магазин «Ткани» где-то на Ленина. Двухстворчатая дверь. Открыта одна створка. Охранник не разговаривает.
  4. Стадион «Локомотив». На входе дырок 8 – точно не помню. Всю жизнь людей пускают через одну единственную, создавая после матча пробку из наполненных пивом людей. Милиционеры на входе сначала вообще не хотели со мной разговаривать, а потом объяснили столь непопулярные меры своей малочисленностью (мол, чтобы контролировать 8 входов, нужно в 8 раз больше милиционеров). В принципе, здесь прослеживается хоть какая-то логика.
  5. Кинотеатр «Удокан». В билетных кассах две двухстворчатых двери, на входе в кинотеатр то же самое. Всё время открыто по одной створке. Если зимой это оправдано теми же соображениями, что и на Чайковского, 22, то летом опять ничего не понятно. Бабушки на вопрос о целесообразности такого подхода сардонически ухмыляются и ничего не говорят.

Ну и так далее – примеров слишком много, чтобы их перечислять. Даже теория получается. Поскольку теория основана на наблюдениях, мы можем дать ей название – «теория множества створок». Единственный магазин на моей памяти, который является прямым исключением из этой теории, — «Сувениры» — там из четырех створок открыты все четыре.

Очень напоминают ситуацию с дверями конторы и магазины, где клиентов обслуживает несколько продавцов или операторов. Тут куда не зайди, так везде и сразу получишь живое подтверждение «теории множества створок».

  1. Магазин «Магнит», та его часть, которая посвящена продуктам и пиву. Чтобы рассчитаться, надо пройти через стойку, за которой сидит девушка. Стойки три. Работает постоянно одна; очень редко – две; три – никогда не видел. Зачем делать три терминала – непонятно. Самое интересное, что на территории магазина присутствует всё-таки три продавщицы, просто одна всё время тусуется где-нибудь в сторонке. На вопрос о том, почему в час пик два терминала стоят колом, охранники дают стандартный ответ: «Сейчас она подойдет», после чего 10 секунд картинно вертят головой и успокаиваются.
  2. Контора, где все платят за стационарный телефон – тоже где-то на Чайковского. Там с десяток окошек, тетеньки в которых выполняют одинаковые функции. Мало того, что они начинают сворачиваться за 15-20 минут до конца рабочего дня, так пара окошек постоянно пустуют, даже если всё помещение завалено народом, жаждущим отдать свои деньги в копилку проклятого монополиста.
  3. Парикмахерская «Руслан». Я там стригусь. Хорошо стригут, да и нормально там так – уютно. Только из десяти приблизительно кресел два-три опять же стоят пустые. То они едят, то их просто нет, то еще чего. На вопросы отвечают, но чаще всего не по теме.
  4. Салон «Jagger». Тот, что на Бабушкина. Я там иногда бываю и что-нибудь обязательно да покупаю. В зале, где стоит большинство дисков, чаще всего бродит лишь один молодой человек, даже если там топчутся десятки ценителей игрового и прочих жанров. Второй молодой человек рубится в разные игрушки в соседнем помещении (последний раз на моей памяти играл в Diablo) и на просьбу помочь машет рукой в сторону своего первого коллеги. Я немного отвлекусь от описываемой теории и отмечу, что молодой человек, который консультант или кто он там, никак не выделяется из толпы. На нем нет фирменной яркой майки, а бейдж если и есть, то он незаметен издалека – у меня плохое зрение. В итоге приходится стоять посреди зала и усиленно вертеть головой в надежде, что тебя заметят и помогут.

Здесь тоже не будем усердствовать и остановимся на четырех, я думаю, показательных примерах.

Теория множества створок идеально подходит для описания русского характера. В сокровенных глубинах этого характера заложено одно идиотское убеждение. Заключается оно в том, что если и можно что-то делать как надо, то так делать не надо, пока тебя как следует не пнут по заднице. Зачем напрягаться лишний раз? Ведь и без этого процесс идет и конец света далеко. В супер-маркете затарившиеся покупками граждане никуда уже не денутся, рассчитываться всё равно надо. За телефон абоненты, измученные искусственными очередями, всё равно заплатят, иначе его отключат. Стричься тоже надо и бежать искать другую парикмахерскую неохота, да и некогда. Продавцам «Jaggera» можно совершенно спокойно ничерта не делать – главное делать это по очереди: ведь если диск приглянулся, то отойти от полочки уже очень сложно, да и бог его знает – найдется ли еще где такой же.

Ну а там, где дело касается военных, теория множества створок усугубляется уставом и многолетними военными традициями. В этом случае последствия работы теории приобретают уж больно ужасающий вид. Не верите? Погуляйте вокруг парка ОДОРА.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 11 ]

Нужный ракурс

   / 19.08.2004 15:10  
|  keywords: мысли вслух, впечатления, город

Рано или поздно у каждого человека появляется желание потыкать на кнопку фотоаппарата. Большинству населения нашего небольшого города, как я понимаю, абсолютно наплевать на художественную ценность фотографии, которая получится в итоге. Самое главное в этом деле – увидеть на глянцевой или матовой бумаге себя любимого или своих родственников, своих друзей или знакомых, а то и всех вместе или по раздельности в определенных сочетаниях.

Когда желание становится невыносимым, перед автором будущего снимка и его основными действующими лицами становится ребром вопрос – а где, собственно говоря, фотографироваться? Что должно быть на заднем фоне? Как должен стоять герой или группа героев? А не много ли света? А не мало ли света? А нет ли кого лишнего в кадре? Эти и многие другие вопросы для большинства читинцев и гостей города никакого практического значения не имеют.

Каждый божий день я имею возможность путешествовать мимо замечательного произведения неизвестного мне скульптора. Скромные познания в местной архитектуре почему-то навевают мне название «каменный цветок», так что возьмем его за основу и дадим ему для краткости аббревиатуру КЦ. Речь идет – если кто не понял – о каменном сооружении, расположенном в аккурат между пятой точкой вождя революции и изысканным серым зданием областной администрации.

КЦ во всей своей красе

КЦ был сооружен специально для ублажения участников и гостей II международной конференции в рамках Байкальского экономического форума, прошедшего в сентябре прошлого года. Но усладой для глаз он не стал.

С самого начала своего существования КЦ превратился в место паломничества людей, у которых в руках тем или иным образом оказался прибор, позволяющий запечатлеть происходящее вокруг. Первыми стали телевизионщики, которые во время проведения упомянутой нами конференции стали активно использовать КЦ в качестве фона для многочисленных интервью. Любой оператор может рассказать любопытствующим, что фон в деле качественной съемки – немаловажная деталь. Скажем, распахнутое окно с льющимися из него лучами теплого летнего солнца, в качестве фона может быть выбрано только в случае сильного наркотического опьянения, а вот КЦ для этого подходит в самый раз.

Ненамного позже резвых операторов выгодность КЦ стала понятна всем простым горожанам. Посидев напротив КЦ хотя бы 5-10 минут, вы легко сможете увидеть, как многочисленные семьи и простые парочки, девушки и юноши, дети и их родители, студенческие коллективы и дворовые футбольные команды, чиновники и журналисты – каждый полуторный читинец, спешат отметиться около КЦ. И улыбающиеся компании выстраиваются в неровные линейки и, хихикая, ожидают пока «фотограф» не нажмет на кнопку мыльницы. Потом, спустя пару много лет, а то и десятилетий, можно будет открыть семейный альбом и, гордо тыкая в КЦ пальцем, сообщить родственникам, знакомым или просто собутыльникам: «А это я на площади Ленина в Чите»!

Часть из торопящихся попасть в вечность обладают спокойствием сонного льва и фотографируются за пределами прямоугольника, который окружает КЦ. Проходившие рядом помнят, что прямоугольник состоит из нескольких слоев. В середине – около самого КЦ растет трава, а потом идет эдакий узор, аккуратно выложенный маленькими камушками белого и черного цвета. Некоторые читинцы, которые в детстве были лишены возможности побегать по газонам, принимают камни за невиданную траву и начинают беспечно по ним топтаться. И вот глядишь – маленький мальчик весело бежит по камушкам, распинывая их своими аккуратными лапками в разные стороны, а позади стоит мама и провожает своего Петеньку умиленным взглядом родительских глаз. Хорошо еще, если Петенька не примет камни за песок и не начнет строить из них волшебный замок. Ну, это я отвлекся. Это я начал про аккуратность песни петь. Вернемся к теме повествования.

Паломничество к КЦ, как к месту, около которого можно без проблем «щелкнуться» и свалить, понятна. Выбор у горожан, у которых нет машины и времени, слишком мал. И центральная площадь города для того и предназначена – чтобы фотографироваться, прогуливаться, кататься на роликах или просто сидеть на лавочках и пить пиво. В этом плане КЦ – это своеобразный символ города. Точно такой же, как и памятник Ленину, или Храм, который строится около вокзала.

Храм с моего балкона

У города есть свои опознавательные знаки, а у области свои. И мне кажется, что гораздо интереснее, приятнее и, пожалуй, романтичнее иметь в семейном альбоме фотографии, фоном на которых выступают не каменные цветки и не здания, сделанные из мертвого кирпича, а живой лес и убегающие вдаль реки. В этом году мне несказанно повезло, и я побывал в совершенно удивительных местах.

Одним из них было устье реки Мензы — крупнейшего притока Чикоя. Если вам когда-нибудь посчастливится туда попасть, то обязательно заберитесь на соседнюю сопку, которую археологи по традиции называют Фудзиямой. Наверху видно, как слева из сплошного леса, который покрывает сопки, лениво, как огромный удав выползает безумно красивая река, которая потом разбивается островом на две протоки и лениво забирается в Чикой.

Устье

Лес слева – это не просто лес, а Хэнтей-Чикойское нагорье, которое археологи называют Зачикойской горной страной.

все цвета переврал, сволочь

Последнее название подозрительно отдает гномами и эльфами и вообще — добрыми сказками. От этого там, наверху становится еще необычнее и появляется давно забытое желание залезть в кадр. Залезть, чтобы никогда не забывать о том, что на свете существуют такие места и что в эти места можно и нужно возвращаться. Возвращаться, чтобы увидеть двойные радуги, в которых не по семь, а по девять цветов.

ээх

Возвращаться, чтобы насмотреться на лунные дорожки, которые превращаются в лунные шоссе. Возвращаться для того, чтобы каменные сооружения не становились образцом красоты.

P.S.: После Усть-Мензы как-то особенно отчетливо воспринимается отличие мыльницы от нормального фотоаппарата. Потому что когда сидишь там – наверху, то хочется увести увиденное с собой – пускай даже в виде фотографий. Плохой фотоаппарат никогда не передаст даже толики того количества красок, которые обрушиваются на наблюдателя в лесу. Это говорит, что надо копить деньги и покупать нормальный фотоаппарат.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 7 ]