Kactus

Login:  Pass:  
  << · 29.06.2004 · >> | home | about | archive | keywords

Люди на улице

   / 11:13  
|  keywords: мысли вслух

Счастливое детство, проведенное вдали от покрытых асфальтом городов, избавило меня от необходимости наблюдать за людьми, которые коренным образом отличаются от меня или моих близких. Хорошо, когда все мужчины старше двадцати лет – либо папа, либо другие военные, а все женщины старше двадцати – либо мама, либо мамины подруги. Хорошо и очень удобно, когда у всех знакомых дома приблизительно одинаковые телевизоры и стенки, а если другу купили новую машинку, то аналог можно легко найти в единственном магазине. Всё это, быть может, местами неинтересно, но всегда хорошо.

Потом пришло другое время, и люди изменились. Но и тогда – в 90-х – в тридцати километрах от областного центра жили совсем не так, как в самой Чите. Вплоть до самого конца столетия, на улицах практически невозможно было встретить откровенного бомжа. То есть по помойкам определенные личности лазили, но все они были наперечет, все знали их по фамилиям, военные и гражданские власти по мере сил пытались затащить их на работу и как-то вытащить из перманентного опьянения. Учитывая настойчивость и известную прямолинейность военных людей, часто им это удавалось.

Когда я стал постоянно появляться в городе, то коренных перемен сразу не заметил. Тогда они, видимо, не были такими явными. Потом я переехал в город и стал жить в самом центре. Бомжи, которые с каждым днем всё чаще попадались мне на глаза, всегда вызывали чувство непонятной вины. Бросающаяся в глаза социальная несправедливость, которой совсем не было раньше, постоянно пробуждали к жизни мысли, совершенно ненужные для спокойного и довольного жизнью меня.

Едва ли не в каждой газете раз в месяц можно встретить рассуждения журналистов на тему того, что делать с бомжами, как надо делать и почему надо делать. Я даже пару раз пытался читать – не получалось. Чаще всего эти бесхозные рассуждения принадлежали людям, которые с большой долей вероятности ни разу нигде кроме теплой постели не ночевали. Как можно при таком раскладе рассуждать о людях, которые каждый день спят на улице – непонятно.

Тут мера пресечения может быть только одна. Я ее наблюдал лет шесть-семь назад на улице около своего дома. Недалеко от помойки стоит УАЗик. К помойке подходит прообраз современного бомжа – нормальный такой мужик среднего возраста с котомкой за спиной. Мужика зовут Василием, он спившийся электрик. Из УАЗика выходит заместитель командира полка по воспитательной работе, подходит к мужику, бьет его руками по лицу и советует завтра же явиться в отдел кадров с документами. «Не придешь – буду приезжать каждый день и бить морду». Завтра Василий пойдет в часть и устроится каким-нибудь разнорабочим. Поработает до первой зарплаты и уйдет в запой. Через два месяца подполковнику снова придется отлавливать Василия на улице и бить морду. Схема известна, малоэффективна, но хоть как-то работает. Эта же схема легко доказывает, что заставить работать можно кого угодно, было бы на то желание.

Песня, которую постоянно поют политики разного уровня о том, что сделать ничего нельзя, не выдерживает критики. На самом деле властьпридержащие признают свою беспомощность. Беспомощность эта обусловлена слабостью государства, но дело-то не в этом. Имеется проблема, все о ней всё знают, но в принципе не хотят ее решать. И не потому что нет путей решения, а потому что легче просто отмахнуться и забыть. В итоге в теплое время года в определенных точках концентрация бомжей достигает совершенно невозможных размеров. Легче, мне кажется, приехать, собрать их всех в кучу и увезти куда-нибудь на принудительные работы, чем терпеть у себя под носом кучу тунеядцев.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 29 ]