Kactus

Login:  Pass:  
  << · 27.12.2007 · >> | home | about | archive | keywords

Нестабильность восприятия

   / 11:54  
|  keywords: власть, мысли вслух

Ты, главное, только не волнуйся, дурак,
всё так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам,
дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни
о чем не надо думать… А всяких там вредно влияющих
хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем
(с тобой, да не разнести!). Чего они в самом деле!
Больше других им надо, что ли?..
Тоска, тоска…

Аркадий и Борис Стругацкие
«Хищные вещи века»

В 1999 году Россия находилась на грани развала государства. А в 2000 году началось поступательное движение к стабильности. Довольно скоро мы к этой стабильности пришли и теперь в ней живём. Всё это доходчиво объясняется из телевизора, газет и предвыборной агитации.

Выказывать какое либо недовольство происходящим вокруг в последнее время не принято. Не модно даже. Действительно, чего возмущаться, если ещё 10 лет назад в стране не платили зарплату, было страшно думать, что станет завтра, и вообще была боязнь того, что не далее, как сейчас выключат свет, газ и воду. И не включат. Или включат, но потом. А сейчас и деньги платят, и стратегические ракетоносцы летают, и вообще есть уверенность, что в ближайшие годы всё будет в том же русле. Только лучше. Или – гораздо лучше.

Диссидентские настроения постепенно затаптываются в грязь. Принято считать, что всякое недовольство – оно теперь формируется на кухнях под водку и солёные огурцы. Об этом, к примеру, пишет журнал Time, выделяющий в России поддерживающих власть оптимистов и пессимистов, которые властью до сих пор недовольны, но проблемы это никакой не составляет – стабильность выше всякого инакомыслия.

Для меня самое удивительное, что я как-то мягко начал погружаться в это общее спокойствие и умиротворение. Действительно, чего волноваться, если дома тепло. Вот и известные писатели убеждают в глупости недовольства. Александр Бушков отвечает на вопрос о том, кровавый ли режим в стране:

«Это как Лев Толстой любил сидеть у себя в имении и в зубах ковырять: Николай II — это Чингисхан. На что ему отвечали: батенька, если бы он был Чингисхан, к вам бы давно приехали, дали бы в ухо, усадьбу спалили, домочадцев на воротах повесили. А вы печатаетесь, деньги получаете и самодержца хаете».

И ведь действительно – спалили бы и в ухо дали.

Или вот руководитель пресс-службы Совета Федерации Юрий Козлов рассуждает о поступательном развитии Северного Кавказа и, в частности, Чеченской Республики. Это мне тут почему-то кажется, что на Кавказе неспокойно и по горам бегают бандиты, а оказывается, что «сегодня сводки новостей оттуда носят сугубо мирный, позитивный характер». Действительно, чего волноваться, если власть в руках у Рамзана Кадырова:

«Исключение [в мирной жизни Грозного] — визиты высокопоставленных гостей. Тогда принимаются повышенные меры безопасности, призванные не столько уберечь гостей от неожиданностей, сколько продемонстрировать потенциальным террористам мощь чеченской „машины безопасности“. Она действительно впечатляет. Подобная „машина“, некогда красочно описанная английским писателем Грэмом Грином, неизменный атрибут властной конструкции, в центре которой находится „сильный человек“, без разрешения которого мышь не проскочит и муха не пролетит. С его именем связываются все успехи, на него возлагаются все надежды, он отвечает за все. Сегодня такой человек в Чечне — Рамзан Кадыров. Ему удалось консолидировать власть, навести в республике порядок, направить энергию народа в мирное русло».

Почитаешь – и хочется жить и участвовать в митингах.

И всё бы хорошо, но проклятые пессимисты затащили на свои диссидентские кухни ноутбуки и пишут всякий негатив. Вот, к примеру, владелец сайта «Ингушетия.ру» Магомед Евлоев в беседе с корреспондентом «Коммерсанта» представил свою точку зрения на особенности голосования в Ингушетии. Очень занимательное интервью. И даже если не соглашаться с общей мрачностью повествования Евлоева, то с некоторыми его замечаниями не согласиться довольно сложно. Например, он рассуждает на тему явки на выборах 2 декабря, которая составила 98%:

«Воскресенье в Ингушетии — день свадеб. И в воскресенье все ходят на рынок и по магазинам. Но в этот день власти закрыли все рынки, все магазины, чтобы народ пошел голосовать. А никто не пошел. Многие намеренно не пошли. Из протеста. Я знаю, что в Назрани даже сожгли несколько билбордов „Единой России“ — просто назло власти. У нас 160 тыс. избирателей в Ингушетии, и 2 декабря к вечеру выяснилось, что все они пришли на участки. Хотя, по официальным данным, 10-15% находится за пределами республики — студенты, которые учатся в других городах, и мужчины, которые уехали на заработки».

Действительно ведь, что такое 98% явки? То есть фактически все, прописанные в республике жители, включая инвалидов, глубоких стариков и – на самом деле – студентов, которые учатся по всей стране, в день выборов пришли на избирательные участки. Насколько это возможно и возможно ли вообще? Думаю, что нет. Да и это нонсенс какой-то – явка в 98% с аналогичными процентами, отданными за победителя. Это модель матрицы – общества клонированных уродов, которые одинаково думают, одинаково одеваются и одинаково ходят на выборы: толпой, стадом, отарой, если хотите.

Или вот комментарий Евлоева к 99% процентам, отданным за «Единую Россию» в Чечне:

«Да, я видел (смеется). Понимаете, это такой обман, который скрыть нельзя. Люди все это видят. Они видят, что местная власть обманывает их. Обманывает Кремль. И у людей возникает ощущение, что Кремлю нравится быть обманутым. Что Путину на самом деле все равно, что происходит в этих республиках. Лишь бы была видимость, что все хорошо. Я разговаривал недавно в Ингушетии с ветераном Суламбеком Катиевым. И вот он говорит мне: „Даже в 92-м году, когда русские танки нас расстреливали и выгоняли из Пригородного района, население не было так настроено против России, как сейчас. Тогда думали, что в Москве ошибаются. А сейчас все видят, что Москве просто все равно, что тут происходит. Центру наплевать“. И так говорят многие. За пять лет Зязиков [президент Ингушетии] настроил людей против Москвы своим бездарным правлением, и исправлять эту ситуацию придется не одно десятилетие».

На фоне этого интервью Евлоева заметка руководителя пресс-службы Совета Федерации смотрится как минимум искусственной. Ненастоящей. Бездарной. Нечестной. Тут даже не важно, кому хочется верить, важно, что настоящей автоматически кажется точка зрения Евлоева.

Или вот интервью профессионального милиционера, полковника запаса Валерия Стрелецкого «Литературной газете».

«Представьте себе ситуацию: руководитель милиции платит за то, чтобы ему присвоили генеральское звание – такая „негласная традиция“ заведена с 90-х годов. Генеральское звание может стоить $100–150 тысяч. Чтобы достать эти деньги, он собирает своих подчинённых – начальников отделов: сумма разбивается, и на каждого возлагается обязанность принести свою часть. Начальники отделов, в свою очередь, собирают своих подчинённых. Ведь новый начальник, приходя, расставляет на все посты своих людей. Они зависят от него, понимая, что его благополучие – это их благополучие. Нижестоящие начальники тоже собирают вокруг себя своих людей. И если я пришёл туда с благими намерениями, с желанием бороться с преступностью, быть честным и неподкупным, если я попытаюсь вести себя независимо и честно, меня оттуда уберут. Я не буду приносить в клювике ту часть, которая за мной закреплена, которая нужна новоназначенному начальнику для получения звания. Со следующим начальником начинается то же. А кроме званий ещё же нужно и семьи содержать, строить особняки, покупать новые квартиры, шикарные машины».

Плохо, страшно даже, но почему-то – не кажется выдумкой.

И, чёрт возьми, как же уютно жить в стабильном обществе. В котором всё расписано на 10 лет вперёд. Где хорошо известно, что никаких социальных встрясок, революций, дефолтов и других катастроф не произойдёт. Но как же хочется, чтобы стабильность эта была настоящей. Правдивой. И – честной.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 30 ]