Kactus

Login:  Pass:  
  << · 27.09.2004 · >> | home | about | archive | keywords

BEDROCK – вся правда о Шерлоках и Холмсах

   / 09:33  
|  keywords: музыка

Туманный Альбион. Открытая и в тоже время так и не понятая до конца страна, родившая миру 50 с лишним штатов борцов с холестерином.
Что есть Англия? Вечно дождливая страна, с джентльменами на породистых скакунах, Вестминстерским Аббатством, и торчащими подобно неким физиологическим выступам, Биг-бэном?..

Да, Англия это — прежде всего Лондон. И не смотря на то, что этот город все помнят по замусоленным учебникам и неизменному «London is the Capital of Great Britain is situated on the British Isles and washed by the river …». Столица двухэтажных красных автобусов, и пост-некрофилического музея несравненной мадам Тюссо. Вместилище одного из крупнейших метрополитенов мировых подземных дорог, и, наконец, главный идейный стимул папаши Транспотинг, Ирвина Уэлша. Последняя из этой бесконечной игры в ассоциации, оригиналу соответствует наиболее вероятно.

Бесконечное, скрытое от многих количество не только медалей, но и их сторон. Все это с успехом применимо к этой напичканной традициями, предрассудками и байками стране. И не смотря на то, что Baker street находится там же в сером тумане Лондонских улиц, есть еще один.… Очень важный, очень сильный, непреклонный и мрачный момент.

Именно в Лондоне впервые получил право на существование электронный стиль современной музыки именуемый Progressive. Непосредственно в самых модных, неразличимых с улицы, и сводящих с ума внутри, клубах столицы United Kingdom, вобравшее в себя все лучшее от техно, все сокровенное от транса, и, наконец, ударное от хауса, течение с «прогрессивным» названием, начало свое движения на рейвы всех континентов. Даже многочисленные метаморфозы, тщательно проведенные с этим стилем, всеми DJ-ями планеты, не смог скрыть его оригинальность и вдохновенную идею танцевальному движению во всем мире.

Progressive покорил планету, DJ-и Германии на несколько глобальных рейвов, забыли о своих детищах happy-hardcore, techno и даже Mayday на некоторое время скрыл свое истинное немецкое звучание на лейтмотивом этого стиля. Австралия рассылала заявки с края света на вливание этой схемы из большой Земли. Щепетильные японские DJ-и испытывали «прогрессивными» пластами самые свежие варианты Technics. И даже влюбленная в афроамериканское звучание обезьяньих джазов страна звездно-полосатого, не смогла устоять.

Progressive стал основой Колбасного движения на площадках самых масштабных Восточно-европейских рейвов. России тоже пришелся по вкусу такой прямолинейный, но в то же время очень глубокий, и оригинальный по звучанию стиль.

Но у каждого направления обширной реки современного электронного звучания, есть своя история и родословная, а главное есть свой, сосредоточенный исключительно на привлечении лучших из лучших в данной области, ФЕСТИВАЛЬ. Именно он требовался для укрепления позиций популярного, но еще не достаточно окрепшего стиля. Mayday, который громил каждый год в мае все страны участия техно-договора (Германия, Англия, Австрия, Япония, Австралия) был противником непобедимым. Но установки на войну не было. Вообще, в сфере культуры с синтетическими корнями бывает очень мало разногласий, все явления, особенно новые, самодостаточны, и даже на старте имеют своих отцов и героев.

Именно об обособленности английского детища, пять лет назад, размышлял John Digweed. Когда первый раз в истории планеты, в Англии, в самом сердце, гуру современного Progressive, организовал первый фестиваль, состоящий исключительно из «прогрессивных» способов изложения электронного мышления. И назвал его John Digweed, видимо переживая за шаткость монумента – Bedrock (англ, – скала). Без особенных иллюзий на будущее, первый Bedrock проведен как акция скорее символическая. Даже время для проведения было избрано в противовес Mayday. Конец сентября показался организатору наиболее отвлеченным от жаркого весенне-летнего техно.

И даже осознав то, что сотворил великий из рейвов, John Digweed не изгнал из себя англичанина. Впрыскиваемая вместе с прививкой от оспы тяга к традиционализму, подтолкнула создателя Скалы на определенное им же сотворенное табу. Фестиваль должен был проводиться только в Англии. И только с участием создателя.

Уже после второго воплощения в жизнь, Bedrock стал обрастать легендами. А Digweed не теряя силы пущенной им волны, открывает личный Лейбл записи Progressive с одноименным фестивалю названием. Bedrock, именно на нем предстояло будущим хэдлайнерам Британского «прогрессива», записать свои шедевральные пласты. И, наконец, под испепеляющим интересом к этому фестивалю со стороны всего мира, John Digweed делает поблажку всем любителям мрачного английского middle-core. Отныне во всех самых вместимых клубах Европы, один раз в году, в последней декаде сентября были разрешены вечеринки под эгидой Bedrock при участии всех английских резидентов.

Своим же участием John Digweed продолжал радовать только рейв проводимый в Англии и нигде более. И лишь случайный визит в прошлом году создателя Скалы, в город который вместо милой «прогрессивному» сердцу Темзы, так же рассечен рекой под названием Нева. Digweed был покорен таким знакомым сочетанием древних соборов, и ультрасовременных клубов, с ничуть не уступающей по накалу ночной жизнью Питерских клабберов. В мудрой, и как подтвердят многие рыжевато-умной голове, John Digweed формировал четкий и смелый план.

Когда в самом начале сентября на улицах Питера появились небольшие афиши серо-красного цвета на которых красовалась неслабая банка «живой воды» колбасеров Adrenaline Rush, а рядом фирменный шрифтом было отпечатано слово Bedrock, многие из людей особо впечатлительных от звуков новой музыкальной эпохи, попросту не заметили их. Потому что подобно одному большому стенду с афишей, город на Неве был залеплен промо-постерами «…МЕГА ФЕСТИВАЛЯ ВСПЫШКА!!!!…». Яркие, размером от спичечного коробка, до пятиэтажного дома плакаты, зазывали на так ожидаемую тусовку, с лицом этого (непечатное слово) Ромы Зверева. Главная тусовка, проводимая Радио Рекорд по завершению жаркой летней поры, была намеренно дезориентирована. И даже бросающее в вожделение, название изобретателя drum’n’bass «Aphrodite» не могло заставить любителей долгой ночной колбасы разом двинуться на фестиваль «электронной и поп музыки». Ни приманка в виде «Aquagen», ни потрясающий трек-лист всех самых лучших Питерских DJ-еев, ничто не могло пересилить отвращение к остальной части мероприятия. Где понятно для кого, с пафосом выступали такие мастодонты отечественного движения за полное и окончательное освобождение попсы от смысла, Дискотека Авария, Triplex, Серега «Черный бумер», и прочая псевдо танцевальная шантрапа. «Вспышка» получила в этом году своих зрителей. И лишь в тот день, когда Боинги под управлением доблестных авиаторов чечено-иракских авиалиний (CHE-CHE-IRAirways) отрабатывали пару лет назад, свой билет в один конец, в году 2004 проходила Вспышка, искренние и обманутые ожиданием колбасеры увидели, наконец, уже новый комплект афиш, на этот раз со всеми подробностями….

17 сентября. Манеж Кадетского корпуса Университетская набережная дом 13.
Впервые в России. Фестиваль Британской танцевальной музыки.
BEDROCK

И уже вдумавшись в сам факт проведения этого рейва в России, можно было нанести себе удар списком участников. Возглавлял который непосредственно генератор идеи глобального «прогрессирования» мистер… JOHN DIGWEED.

Более того, изобретатель скалообразного фестиваля и занимающий верхние строчки рейтинга мировых DJ-еев, Digweed, решил ударить по России из трех стволов. Вместе с его «прогрессивным величеством», в Северную столицу отправлялись два его верных и талантливейших последователя — JIMMY VAN M и LUKE FAIR.

Встречная «батарея» страны захватываемой, тоже отвечала своим зарядом DJ-еев. Как ни странно Московским. Два резидента самого поднебесного, лучшего пре лучшего, космогоничного, антогоничного и во всех отношениях просто гигиеничного Московского клуба Zeppelin, Коля и Град. И стоящий целой сотни таких оболтусов и халявщиков как они, действующий персонаж экстра класса, зовущий себя DJ Фонарь.

Далее эта магическая, в какой то степени даже провоцирующая на сиюминутное забытье всего вокруг, афиша сообщала, что длиться все это удовольствие будет в течение 12 часов. Буквально на глазах молодые люди на улицах, едва взглянув на такую информацию, кидались в Айсберги, Титаники и другие музыкальные магазины города в поисках билетов. Созерцая эту милую картину, я радовался. Карман куртки приятно оттягивался “VIP Invitation” на двоих представителей рода человеческого. «Рекордные» DJ в эфире радиостанции нагнетали обстановку отсчетом дней, до начала первого в музыкальной истории, исключительно «перворучного» Британского фестиваля Progressive. Bedrock из далекой Тауэрской легенды, плавно превращался в доступную Василеостровскую действительность.

This day is come…

Традиционно потратив определенное количество времени на компьютерную медитацию, и успокоив себя тем, что резиновые часы до начала фестиваля, уже сожжены бессмысленным созерцанием виртуальной сакуры в цвету, а новенький CD который на лейбле Bedrock свел своей доброй гармоничной рукой о-дзин Digweed-сан, изучен вдоль и по всей окружности. Был дан fader-start на выход. Благо, оригинальное место проведения в виде Манежа Кадетского корпуса, было в почти интимной близости от моей резиденции, так что переживания от услышанного на CD не съели полностью. Просто тот мрак, который несся из спикеров и сабуферов компьютера, наводил на мысли самые, что ни на есть суицидальные, из-за чего я чуть не проспал своевременный выход на свидание в дельте реки Нева, что на остановке маршруток. Не изменяй своей танцевальной компании! Еще на Mayday установленный дуэт носителей белых перчаток, рыцарей респираторов, и кавалеров широких зрачков, прямо перед входом опустили в недра пищеварительной системы, два маленьких, но очень секретных и важных элемента, заключенных под грифом сердечности. Еще два ждали своего часа, и были вообще, по словам разведки, оружием массового поражения, с коротким, но очень сакральным названием MTV. Кажется это какой-то древний символ. Отвлеклись!..

Проникновение inside, имея на руках правильные билеты, избавило даже от привычных потрогиваний, прощупываний, и прочих латентных нападок секьюрити. Лишь металлоискатель, слабо взвизгнув, почувствовав присутствие игнорирующего его мобильного телефона. Даже вещи неодушевленные ждали. Ждали этого мига.

Он всегда самый яркий. Самый запоминающийся, почти как фотография. Потому что дальнейшие шалости организма лишь ритмично передвигают твои конечности в правильном направлении, а зрительный аппарат тщетно пытаясь сфокусировать зрение, всего на всего передвигает перед взором уже записанную на атакованном винчестере мозга картинку. Выпивая отличного, как ни странного английского чая, больше всего лезла одна догадка. Что меня всегда поражает, так это натертый до блеска dance-пол, и Антон Мелихов внутри нас.

Читателям (от Kactus-а и Ficus-а). Дабы до конца разобраться в смысле написанного, советуем прочитать вот эту статью.

Точнее даже не он сам, а его некое эфемерное отражение. Которое, по всей видимости, недостаточно четко представляло себе то, что было перед моими глазами. Иначе Молодежная газета форпоста Забайкалье, никогда бы не получала бы в качестве информационной дозы, танка о том, что сладкий чай видите ли усиливает действия принятых оральных сегментов синтетической мечты.

Нет Антуан сент Мелихори. Не усиливает. Просто бывают в жизни моменты, когда очень хочется чаю, с двойным, а то и с тройным сахаром. Кстати на Bedrock этот древний и абсолютно безвредный напиток оценили всего лишь в двадцать условных, но, к сожалению, свободно конвертируемых только в трубочку, рублей. Наверное, по этому жидкость в кулерах и даже наспех принесенных термосах кончилась с искрометной быстротой. Пришлось вспоминать о том, что поколение периодически вспоминает о том, что когда-то выбирало Пепси.

Данное отступление было в качестве психологического зеркала, так как первых два три десятка минут передать словами действительно сложно. Все равно получаться бессвязные эпитеты, и если верить все тому же устному народному исследователю колбасной жизни Мелихову и его вниманию к актуальным цитатам, лишь многочисленные потеки слюны и непрерывная зубная дрожь.

120 ударов в минуту. Утвержденная британцами поляризация всего звучащего материала. Не смотря на то, что пришли мы достаточно рано, все пространство вокруг стратегически важной сцены, откуда периодически улетают бесценные пласты английского винила, было уже занято. Не тени печали по этому поводу не испытывая обнаружил странную деталь. То ли чай попался Мелиховский, но даже вид сосредоточенно запускающего очередной пласт DJ из дирижабля московской клубной «диаспоры», уже не вызывал обычную иронию к этим выходцам из Третьего Рима, Четвертого Занзибара, 156-го Бора-бора. Материал, который был очень жестко подобран и отредактирован хэдлайнерами Bedrock не давал поля для не уместных на таких вечеринках экспериментов (которыми не всегда умело любят забавлять себя DJ-и первопрестольной). Классический, именно, Progressive переселился из звездных чемоданов к Московским DJ-ям еще до начала рейва. Музыкальный ряд не давал покоя своим в меру агрессивным, но безумно требовательным настроением. Прибывающая толпа постепенно занимала абсолютно все уже и без того маленькие островки свободного места.

Удивление вызывал тот контраст, который обычно невозможно встретить на событиях такого рода. Похоже, что некоторые группки людей неправильно истолковали слог ROCK в названии фестиваля, и теперь затравленно озираясь по сторонам, пытались понять, когда же этот самый ROCK наступит. А понимая истину, спешили, не привлекая особого внимания влиться в единый организм dance-пола, изредка вылетая оттуда, что бы вылить плескающееся уже где то на уровне ушей пиво.

Неизбежный жар от скопления 10 тысяч человек в сравнительно небольшом помещении, был изгнан неожиданно, и действенно. Место проведения рейва, это берег Невы со стороны Васильевского острова. И когда распахнулись огромные створы дверей ведущих в огороженный забором из металлических прутьев двор, особо зажарившиеся получили возможность не только подышать сколь угодное время свежим воздухом, но и насладиться панорамой разведенных рядом с Манежем мостов, и подсвеченным, огромным и мрачным как весь британский Progressive, куполом Исаакиевского собора. Уже не имея физиологических обоснований покидать dance-пол, все оставшееся время фестиваля, мне удалось провести в гуще событий. И вся Британская тройка взаимодействовала рассчитано с точностью до секунды. И все же, Bedrock это театр одного актера. В принципе и режиссера, и всех всех всех имеющих к процессу создания фестиваля должностей. Mr. John Digweed, доказал, что всё предшествующее, было лишь очень талантливой интродукцией к его выступлению. Единственный не в полнее позитивный момент, это сокращение рейва на два часа. Впрочем по причине вполне обоснованной и мною личной понятой. Во время одного из вдыхательных посещений комнаты для мальчиков из-за угла на меня случайно выпал (именно выпал), стильно прикинутый субъект явно мужской принадлежности, и с явным отсутствием растительности в области головы. И в этом существе, к дикому своему удивлению, я узнал знаменитого, и интересного лично мне по FORTDANCE5, DJ-я именующего себя Фонарь. Уж насколько я не адекватно смотрел на окружающий мир, товарищ Фонарный по-моему был близок к состоянию моментального вылета на ближайшую орбитальную станцию, потому что аккуратно сняв у меня с головы респиратор, он издал протяжный вой и двинулся в непонятном направлении. Вернувшись на dance-пол, эта короткая встреча вдруг вызвала приступ очередного позитива (по Антону Густаву Мелихову – эйфории), и всевозможное внимание переключилось вновь к широко шагающим бочкам Альбионского Progressiv’а Описанию не подлежит. Если организаторы заразятся английской обязательностью, то на следующий год у каждого желающего лицезреть, внимать и двигаться в такт музыкальной мысли этого человека, будет такая возможность. Поскольку уже до старта этого марафона, Digweed решил что Питер, равно как и Москва, достойны ежегодного проведения Bedrock с его участием. В третий week-end сентября, проблему внесения России в музыкально-стратегический план всех электронных направлений уже можно не рассматривать. И это подтвердилось ровно через неделю после того, как первый Британский фестиваль танцевальной музыки Bedrock 2004 уже стал историй.

В качестве эпилога

25 сентября. В одном из самых авторитетных клубов Питера класса VIP под названием Plaza. Состоялось событие, которое встряхнуло умы многие, все кто сумел туда попасть, и просто вытряхнуло у тех, кто не смог. Это было продолжение алхимического брака России с Британией. Пардон за вечную Пелевинщину терзающую русскую душу. Очередной, третий по счету бой DJ. Из череды многочисленных схваток, которые еще предстоят, эта битва была ключевой. Потому как схватились две концепции. На сцене Плазы, на равных условиях для боя друг другу демонстрировали все, на что способны, два проекта.

(RUS) Россия была представлена проектом ППК. Лично DJ ПИМЕНОВ вел механику боя на сцене клуба.

Объединенное королевство на этот вызов лидеров их же чартов, ответили русским практически смертельным ударом. Впервые за клубную историю сражений, появился соперник в супер тяжелом весе своего музыкального течения. Проект CHEMICAL BROTHERS. И лично DJ JAMES HOLROYD.

Фанатизм не самое лучшее качество, но к представителю Британского проекта на протяжении всей битвы я испытывал едва ли ни мифическое почтение. Очевидным было лишь его чувство dance-пола. В силу обстоятельств клуб Plaza на Набережной Макарова посещается людьми молодыми, но с достатком, составляющим средний прожиточный уровень небольшого Африканского государства. И главной ошибкой организаторов битвы, была раздача жетонов для голосования всем присутствующим в клубе. Об объективности решения можно спорить долго. И все же. Трех часовой поединок, двух музыкантов, кислотных лидеров своих стран, шел на равных. DJ ПИМЕНОВ не имел тех многих лет, что припрятал в свой запас DJ JAMES HOLROYD. И тем не менее. За не значительным перевесом, всего в несколько голосов…

Проект ППК одержал еще одну победу в своей жизни, и по последующей радости DJ ПИМЕНОВА, и искренности плавно переходящей в безостановочный поток эпитетов, он не верил в то, что когда ни будь сможет выставить ППК на прямой поединок с Chemical Brothers. И не смотря на то, что отечественный дуэт уже несколько раз обходил самые известные творения Chemical Brothers в чартах, личный бой, станок к станку, это совершенно иное.

Авторская гордость не за победу, и не за памятную надпись на буклете легендарным «братом», Холройдом, который был, сравним в свое время лишь с электронным божеством и отождествлялся, лишь элитарным эшелоном армии мировых DJ-еев и музыкантов. Гордость за то, что проект ППК, на равных правах, уже давным-давно, самостоятельно взошел на уровень позволивший устроить в домашних условиях поединок с таким соперником. По этому не из-за принципов, и не за отсутствие патриотизма, во время голосования, от всей души желая ему победы… Я отдал свой голос тому, кто называет себя DJ JAMES HOLROYD, Chemical Brothers…

To be continued.
 
 [ link ] posted by: БодроFF [ Comments : 12 ]