Kactus

Login:  Pass:  
  << · 26.04.2006 · >> | home | about | archive | keywords

Комментарий 65 (безалтернативные выборы)

   / 09:39  
|  keywords: кино, местное

эпиграф
«Сам пишу эпиграфы, и сам пишу произведения» Михаил Жванецкий.

Обстоятельства непреодолимой силы нас периодически разлучают. Оттого пишу вам из города-героя Краснокаменска. Ну, так получилось. В связи с тем, что теперь слегка оторван от читинской жизни, но при этом «никто не забыт ничто не забыто», выглядываю из-за дерева, машу рукой: «Превед, мама». С другой стороны тут все мои милые, восхитительные книги, любимые фильмы, все мои чудесные цитаты. И за неимением дел важных, отдаюсь все больше неважным: пишу сценарий футуристического фильма, который будут снимать сумасшедшие люди, здесь в Краснокаменске, этим летом. Sik! Был на кастинге, выезжали не пленэр. Весело. Но не об этом речь.

Произведение.
Было бы глупо, если бы вдруг бы я бы взял бы и стал бы расписывать бы вам бы прелести провинциальной жизни. Давайте сольемся с природой! Давайте уедем в глушь в Саратов! Чушь. В провинции скучно. Даже несмотря на библиотеку, видеотеку, фонотеку и прекрасные далианские виды за окном. Может когда-нибудь и поделюсь с привередливым читателем «Кактуса» своими провинциальными заметками.

Я на самом деле че пришел-то? Пришел рекламировать кино, которое почему-то не показывают в Чите (сегодня был на chita.ru, не показывают), а фильм хороший. Но если я вам сейчас расскажу о том какой-это-классный-фильм, это будет не то. В том смысле, что обсуждение начнется только после того, как фильм будет отсмотрен, поэтому стратегия слегка другая, тема проблемная и под шумок легкая реклама. Поэтому, начну издалека, как обычно. Здесь, как в хороших книгах о путешествиях (Дао Дэ Цзин, к примеру), важна не цель, а процесс. Устраивайтесь, что называется, поудобней.

В 1999 году в России начался бум книгоиздательства (вот ведь начало!). Три великих (здесь эпитет Великие употребляется не за художественные заслуги, а за заслуги перед российским читателем) русских писателя: Владимир Георгиевич Сорокин, Виктор Олегович Пелевин и Борис Безотчества Акунин устроили маленький переворот. До этого читаемыми были свинина-говядина-маринина и муж её карецкий (принципиально с маленькой буквы) и вал переводной литературы. После того как Акунин начал серию об Эрасте Фандорине, Пелевин опубликовал «Generation П», а Ad Marginem опубликовали двухтомник Сорокина (о котором писал даже Playboy) (все в 99 году) русский читатель ринулся в магазины за русским, а издательства стали расти как на дрожжах.

Крусанов, Елизаров, Пеперштейн и Ануфриев, Могутин, Болмат, Толстая, Славникова, Липскеров, Мамлеев, Тучков, Рубинштейн, Слаповский, Горохов, Стогоff, Радов, Пригов, Ширянов, Генис, Шинкарев, Ерофеевы, Медведева и etc. (это то, что стоит на моих полках) были открыты массовому читателю. То есть, понятно, что они писали и до того, публиковались за границей (о любимом Сорокине узнали раньше французы и первые диссертации о Сорокине по-французски), были известны уже до этого (известный анекдот: когда Пелевин и Путин были в Лондоне, тамошние газеты писали, что «в Англии сейчас двое самых знаменитых русских — Пелевин и Путин», именно в таком порядке и известных именно в Англии), но в узких кругах. То есть мне, провинциальному семнадцатилетнему мальчику из Краснокаменска, все эти имена ни черта не говорили. И тут вдруг открылась бездна, звезд полна. Ну, и понятно, почему я захлебываясь бегал по книжным магазинам Читы в поисках. Прочитав «Чапаев и пустота», «Укус ангела» и «Кысь», хотелось продолжения праздника.

А читинские магазины ничем не радовали. О Толстой не слышали, Пелевина не понимали, Сорокина не любили. Они отчего-то Ахматовой все больше дышали и энциклопедиями про ножи и Третий Рейх (это конечно ничего, но в принципе видно откуда растут ноги у сегодняшних скинхэдов. Из Ахматовой! Факт). В конце концов перезнакомившись с тамошними продавщицами я узнал их главный секрет — все книги они выписывают по прайс-листу получаемому от Оптовика. Это такая мифическая фигура, которая за пределами книжного магазина «Москва», да и вообще, всего Садового Кольца определяет, что люди хотят читать. И конечно, вдруг неожиданно оказалось, что Оптовик фрейдистский парень, он все делает по принципу: чем больше, тем лучше. Тираж, известность, узнаваемость. Пока «Идущие вместе» (идущие вместе сами с собой) не подали в суд на Сорокина в читинских книжных его не было, зато потом завались (судебное разбирательство видимо улучшила его письмо в разы). Пока Пелевин не стал главным русским писателем и об этом не сказал Парфенов в своем «Намедни» хрен кто о нем знал. И т.д. Jб Акунине не говорю, его в принципе до начала массового психоза не воспринимали.

И что? спросит въедливый кактусовед-комментатор, какое отношение все это имеет к кино? Отвечаю. За «Центавр» не скажу, кто там определяет политику — показывать или нет фильм, я не знаю, но, судя по репертуару, могу представить. «Удокан» же — другое дело. Я люблю Татьяну Петровну: она прекрасная женщина, интеллигентная, профессиональная и прочая, прочая. Но она человек: со своими вкусами (раз), со своими пристрастиями (два) и с коллективом, у которого семьи, малые дети на руках и всё остальное (три). И я понимаю, когда она ориентируется на Иркутск в вопросе привозить или нет. И смотрит на бюджет и кассовые сборы, и команду создателей: режиссеры, актеры. Потому что это такое дело — ты привезешь, а тупой зритель не идет, и хороший фильм «8 женщин» идет в пустом зале для 10 калек. (Я помню как мне звонила на эфир Ева и просила в течение недели говорить на волнах «Европы +» о том, какой это классный фильм «Чарли и шоколадная фабрика», потому что её об этом не в службу, а в дружбу просила вся в слезах Татьяна Петровна, потому что не шел зритель от скудоумия своего).

В общем, Татьяна Петровна это такой опредметченный кинооптовик. Наш, свой, можно пощупать. И в определенном смысле, из-за отсутствия альтернативы, всем читинцам приходится доверять её вкусу. А её вкус чаще всего ориентируется на то, что семьи коллектива надо кормить. Короче зарабатывать деньги (кто не без греха, пусть первый бросит в неё камень за это).

Поэтому некоторые вещи проходят мимо. То есть действительно хорошего кино море: Гринуэй, Гиллиам, Фассбиндер, Кубрик, Уэлс, Фон Трийер, Феллини, Пазолини, Антониони, Линч, Ван Сент, Альмодовар, Кроненберг, Паркер, Аллен, Бертолуччи, Шлендорф, Жене, Учитель, Сокуров, Муратова, Наир, Герман, Дзиферелли, Олтмэн, Джармуш, Ханнеке, Куросава, Аронофски, Миики, Эгоян, Араки, Дыховичный, Тарковский, Имоу, Ли, Кар Вай, Зельдович, Уотерс, Финчер, Коэн, Бергман, Кустурица, Андерсон, Бюнюэль, Годар, Стоун, Каурисмяки (в конце концов) (это то что вспомнил, что стоит у меня на полках) и конечно чудный Сэм Мендес. Все видели «Красоту по-американски»? Это он.

Но кто, скажите мне Боги (пафосно так), пойдет в здравом уме смотреть прошлогодний фильм, я не говорю про фильм, которому уже лет 20? Никто. То есть, конечно, я пойду, знакомых штук 5 сманю, ну еще пара таких же уродищ как мы придет и все.

Потому-то оптовик и процветает. Пока народ безграмотен, говорил Ленин, важнейшими из искусств для нас будут кино и цирк. То есть «Матрица» и Петросян.

Поэтому друзья-товарищи, всем рекомендую «Морпехов» Сэма Мендеса. Человек снял три фильма в жизни и все три достойны. Более чем. И знакомым скажите.

Ом мани падме хум.

PS и заметьте ни слова про «Горбатую гору» и Ренату Литвинову :-)
 
 [ link ] posted by: Dennnis [ Comments : 41 ]