Kactus

Login:  Pass:  
  << · 23.09.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Пипл хавает

   / 11:18  
|  keywords: зарисовка

Не знаю, заметно ли было по моим постам то, что я очень люблю людей. Людей я люблю, люблю наблюдать за людьми. Может быть, наблюдать я люблю даже больше, чем общаться. Хотя наблюдение — это тоже, в каком-то роде, общение.

Так вот. Еще я люблю поесть. Не знаю, как это выглядит со стороны, но окружающие пока сильно не жаловались. Ем я аккуратно, слюной не брызгаю, не чавкаю. Разве что пару раз едва заметно швыркну. В общем, стараюсь есть так, как я привыкла. Не знаю, какие эмоции написаны на моем лице при потреблении пищи, но я люблю смотреть, как люди это делают. Люблю смотреть на людей в столовках, в ресторанах, в кафе и т.д. Очень занимательно.

Просто поразительно, сколько всего выражает лицо человека, потребляющего пищу. Я не люблю есть одна, одна — в смысле дома и в одиночестве. Поэтому я стараюсь выходить в свет почаще. Кто-то из классиков-педагогов сказал, что потреблять пищу в одиночестве — форменное свинство. Потому обедать, а иногда и ужинать, я предпочитаю при большом или не очень, скоплении народа.

Вот сижу я и жду, пока мне принесут мой заказ, а сама, самым беззастенчивым образом разглядываю тех, кто потребляет пищу или только готовится начать этот жизненно-важный процесс. Впечатлений масса. Говорят, что мужчины выглядят наиболее глупо, когда бреются, а женщины — когда красятся. Рискну добавить к этому и процесс потребления пищи, не важно кем, мужчинами или женщинами. Никакой половой дискриминации.

Интересно, можно ли по тому, как человек орудует своими челюстями при еде, определить его характер. Вот сидит девушка, широко открывающая рот для заталкивания в него куска пиццы. Кусок пропорционален размеру рта. Кусок поглощается целиком и зараз. Челюсти смыкаются. Видно, нет, практически физически ощущается, как тщательно она перемалывает, перекатывает, старательно перетирает каждый кусочек. Нет, не зубами, всеми своими вместе взятыми челюстями, всем своим существом, всем своим мозгом и сознанием.

Ничто не пропадет даром и не попадет в неподобающем состоянии в желудок. Кажется, что даже уши участвуют в поедании пищи, настолько интенсивно они двигаются в такт с челюстями и скулами.

Напротив девушки сидит молодой человек. Прямая ей противоположность. Кажется, что его челюсти не задействованы никак. А может быть у него просто болят зубы. Весь процесс пережевывания очевиден окружающим. Вы можете наблюдать то, как выглядит кусок, когда попадает в рот со всеми своими кусочными трансформациями. Ошметки, мякиши, кукиши, разных форм и состояний — все это можно видеть в его рту также явно, как вы видите соседний дом из своего окна.

За соседним столиком сидит мужчина. Он ест один, он никого не ждет. Он пришел поглощать пищу и думать о смысле жизни. Размеренно, не спеша, он закладывает первый кусок чего-то в рот. Его взгляд направлен вглубь себя. На его тарелке лежит вся вселенная, апокалипсис, думы философов и величайших мыслителей всех времен и народов. Выражение лица соответствует. Он погружен, он отсутствует, а присутствует лишь в методичных, глухих заталкиваниях кусков в ротовую полость Четко, задумчиво, весомо, впечатляюще.

Аккуратно оттопырив мизинчик, хлопнув ресничками, выпрямив спинку, милое создание гламурно перешептывается со своей соседкой по столу. Боже, ей так неловко есть. Еда — это часть интерьера. Еда это такое нечто, которое надо аккуратно, нежно и одновременно брезгливо брать пальчиками. Смерив содержимое тарелки оценивающим взглядом, прикинув, насколько пища соответствует имиджу, она, кончиками пальцев берет кусочек пиццы. Все мысли девушки поглощены тем, как она выглядит со стороны со своим кусочком. Насколько хороша она, и как бы не подавиться. Право, так неловко, даже не знаю, что и сказать. Почему такое множество людей стесняется есть в присутствии друг друга?

Агрессивно, со знанием дела, практически в невменяемом возбужденном состоянии, полноватая барышня вытирает куском хлеба свою тарелку. Вкусный соус, огонь в глазах, насморк от духоты в помещении. Раскиданные крошки, мятые скомканные салфетки, капельки пота над верхней губой, лоснящийся подбородок — все это дань блаженству. Это ритуал, это смысл всей ее жизни с самого утра и до вечера. Только бы добраться до заветной тарелки с харчами, громко чавкнуть-прихлюпнуть носом, взять жирную вилку и начать есть, есть, есть…

Кто-то ест молча и упрямо, кто-то обстоятельно, но при этом не теряет ни минуты, кто-то невидящим взглядом провожает меню и официанток, кто-то ест. Ест просто так, чтобы наесться. И все же, бьюсь об заклад— есть, кушать, хавать, жрать, потреблять— это процесс. И в этом процессе нет ни одной серости, ни одной серой мыши или мыша. Лишь склонившись над тарелкой, самый незаметный человек превращается в индивидуальность, вырастает в личность, ибо именно в этот торжественный каждодневный момент, он занимается тем, что так важно именно для него. Жизненно важно и сугубо индивидуально. Троекратное «ура» актерам, поглощающим пищу.
 
 [ link ] posted by: Hvostatya [ Comments : 24 ]