Kactus

Login:  Pass:  
  << · 22.03.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Снег и поколения

   / 09:25  
|  keywords: мысли вслух

Автор: Snux

Я сидел у бабушки в квартире, свет она днем не любила зажигать, а за окном было пасмурно, и медленно шел редкий снег, крупными хлопьями, поэтому в квартире было сумрачно. Сам-то я зажигаю свет даже днем, радостная желтая лампочка всегда поднимает мне настроение, в отличие от белого дневного света. В ней больше определенности и меньше безмерности, она одна, тебе это понятно, свет безмерен, это понятно, но неприятно. В комнате стоял запах старых вещей и жизни человека, еда, санузел, одежда, собака, лекарства, старая истлевшая бумага. Бабушка что-то делала на кухне, а я все медлил, не хотел к ней идти. Потому что в разговоре с бабушкой и в разговоре с родителями и какими-нибудь хорошими знакомыми семьи, нужно, что-то обязательно рассказывать о своей жизни, причем активно, изобретательно и желательно жизнерадостно. Чтобы произвести впечатление человека с широкой, многоплановой жизнью, и думающего о будущем. Правда, что хорошо — с моей бабушкой можно было расслабиться и не производить позитивного впечатления. Она спокойно воспринимала, неразборчивую экзистенциальную тоску, лень, аналитические и образные задвиги в голове любимого внука, так как насколько я видел и слушал, что она говорит, и сама периодически ощущала в себе озарения, открытия, и презрение к тривиальным вещам. Но все-таки љрассказывать что-то о себе, было необходимо, а это для любимого внука было всегда мучительно. Тем более что в голове сегодня безразличие было подавляющим чувством. Дело в том, что любимый внук испытывал одно из странных похмелий в огромном их разнообразии. Не очень много физических мучений, не очень много ощущения вины и паранойи; почти полностью отсутствовал страх. Просто мозг окаменел с самого утра, пробивало на «хи-хи» по дурацким поводам, видимо из-за первого обстоятельства, но на тот момент, когда он сидел в кресле в темной гостиной у бабушки и смотрел на серую стену пятиэтажки напротив, макушки черемух достававших 3-ий этаж и падающие хлопья снега, окаменелость помаленьку проходила, и в голове начали появляться мысли. Мы совершенно непохожи, подумалось, глядя на снег.

Поколение от поколения отличаются слишком кардинально. Единственное, что может сделать культура, педагогика и воспитание родителей так это передать тот же самый язык, житейский опыт, кое-как впихнуть крохи информации, накопленной человечеством. Новое поколение наблюдает все, чем жило старое на уровне как если наблюдать жизнь за стеклом; все это очень интересно, значительно, безусловно, имеет отношение к нам.

— Да, да, да: придем, поможем, поймем, пожалеем, заработаем денег и обеспечим. Вы перешли поле; отдыхайте. Можно мы пересечем его без вашей помощи.
— Или, идите в жопу, вообще не смейте лезть в мою жизнь с вашей чужой и старой жизнью.

Но то чем мы живем вам все равно не понять, мы считаем что торч, красота, лаконичность, секс и постижение природы и жизни то, как мы это делаем это самое главное. И это относиться не только к вам дорогие предки, это относиться и к вам молодые подонки и ублюдки, всех разновидностей и возрастов, относящихся к разным ступеням развития социализации и сознания в ваших телах. И на вас нам насрать, потому что мы можем, конечно, понять и посмотреть на ваши методы жизни, но опять же из-за стекла, все это лажа, мы можем жить только в своих мирах. Что же связывает этот стратифицированный поток человеческих поколений? Ну да: культура, ну да: я русский, я живу в начале третьего тысячелетия, по тому летоисчислению, которое у нас на планете вымерили исходя из конкретных астрономических параметров нашего небесного тела. Ну да представляю, что представляет, из себя культура и цивилизация нашей страны и человечества в целом, и хочу занимать в ней такое-то место и играть такую-то роль, если вы понимаете вообще, что я понимаю под словом роль в бытии. Все гумманистиеские ценности этой культуры мною принимаются, так как я сам, человек в принципе социальный.

— Так, все вроде себе объяснил.

Из поколения в поколение, безусловно, идет накопление ряда признаков и реализация некоторых закономерностей. Некоторые тенденции, некоторые признаки, частота которых увеличивается с каждым поколением. Меньше формальностей, больше сути, меньше ритуалов. С течением времени все больше нравственные ценности формируются только исходя из личного опыта и внутренних задатков. Меньше роль религии, больше внутренние противоборство любым нравственным схемам извне. С каждым поколением выше скорость и адаптивность мышления меньшую роль играет алгоритм и схема. Каждое новое поколение не воспринимает условности прошлого, живое воспринимается, мертвое даже не замечается и начинает обсуждаться новым поколением только тогда когда в него начинают тыкать мордой.

— Мол, блять, социальное положение, статус, и этикет имеет значение.
— Нахуй, не имеет, имеет значение реальные навыки и умения живущей особи, его конкретные параметры и значение того, что он говорит, а не форма и лексика, которой он пользуется.

Найти свободу, сбежать, от окоченения себя самого и не видеть в мире отмерших частей, а вернее четко видеть этот хлам и выделять из него живое. Каждый новый родившейся ребенок это чужое не только родителям тело, но и всей цивилизации, то, что в нем мгновенно начинает развиваться мышление и социализация это одно, но он в принципе один наедине с тем миром, который ему достался.

Так меняется внутренний облик растущей цивилизации: цинизм, ловкость ума, больше буферных систем на пути влияния на мозг извне. Я сам себе христианин, я сам себе шаман, я сам себе добрый и справедливый, жестокий, когда надо, ваш мир мне интересен постольку, поскольку, во мне уже есть свой. Когда нет своего внешний бессмысленнен. Вернее не бессмысленнен, а опасен. Смысл то в нем все равно есть, он же сам по себе ценен.

Зачем это надо? Видимо затем что все-таки у нас есть будущее и что бы выжить в нем, нужно быстро думать, нужно никого не слушать, нужно самому отличать мертвое от живого в окружающем и окружающих.
 
 [ link ] [ Comments : 23 ]