Kactus

Login:  Pass:  
  << · 19.05.2003 · >> | home | about | archive | keywords

«Амур»

   / 14:21  
|  keywords: местное, путешествие

Есть в Читинской области глобальная стройка. Называется «Амур», проще говоря – строительство автодороги федерального значения Чита — Хабаровск. На выходные решено было водку не пить, а своими глазенками посмотреть на всякие бульдозеры, грейдеры и прочие подземные взрывы.

Удовольствие, сразу хочу отметить, сомнительное. Ехать далеко да и дорога ни к черту.

Выехали в субботу рано утром. Думалось, что чем дальше от города – тем меньше дыма. Фигня все это – чем дальше, тем хуже. Где-то в Нерчинском районе решили померить видимость. Получилось 15 метров. Вообще окружающий пейзаж легко может свести с ума больного клаустрофобией, а мне напомнил какой-то Апокалипсис и заодно «Град обреченный» у Стругацких. Ко всему этому добавляется немереное количество пыли, которую с послушностью истинного пылесоса впитывал в себя хоть и новый, но все-таки УАЗик.

Местная достопримечательность – перегонщики потасканного японского железа на колесах. По словам знающих людей, в день проходит до 500 машин, каждая из которых вбивает очередной гвоздь в гроб отечественного автопрома. Едут по одиночке и группами, гонят грузовики и легковушки. Чаще всего встречаются грузовички с легковушкой в кузове. Один раз видел большой грузовик, в нем – грузовик поменьше, а в том, который поменьше – непонятно как стоящие две (!!!) легковушки. Стоит отдать должное людям, которые занимаются подобного рода бизнесом – в некоторых местах трудно проехать даже на полноприводном джипе российского производства, а тут зачастую гонят спортивные машины, у которых и просвета-то не видно. Вот уж кто молится на строителей, которые обещают к 2008 году сделать из дороги европейский аналог.

На данный момент существует сквозной проезд, но этому проезду уже несколько лет. Зимой тут существует российское ноу-хау, которое приводит в восторг недоделанных буржуинов – зимник Сретенск – Ерофей Павлович. Он есть даже в атласе автомобильных дорог Читинской области. Дорога, которую никто не строил, зимой в некоторых местах имеет 4 полосы для движения и изрядно облегчает жизнь перегонщикам.

На строительстве крутятся сотни миллионов долларов, задействована куча подрядчиков и субподрядчиков, работа ведется круглосуточно и без всяких остановок круглый год с небольшой остановкой на зиму – слишком холодно. Работают украинцы, белорусы, казахи, иркутяне и местные. Процентное распределение на совести у начальника участка, он нанимает рабочих. В Новоберезовке – первом вахтовом поселке местных очень мало, а в Чернышевском филиале ЗАО «Труд» — основного подрядчика из Иркутска – предпочтение отдается нашим землякам.

Дорогу прокладывают сквозь тайгу, вырубая просеки и взрывая мешающие горы. В Чернышевском районе есть даже небольшая сопка высотой в 43 метра, которой вырезали сердцевину от макушки и до самой земли.

Амур

Немного ближе к Чите не менее известная гофрированная труба, диаметром 7 метров, сделанная по канадской технологии. У каждого такого известного места своя легенда. Для трубы ею стал канадец, контролировавший ход работ. Рассказывают про мужика в два метра ростом, который бросался под трактора при малейшем нарушении технологии, уходил с работы ровно в 18.00, согласно графику рабочего дня, а единственной формой отчетности для канадского руководства служили снимки, которые делались с одной и той же точки каждый день.

Всё строительство разбито на небольшие участки по 5-10-12 километров, на каждом из которых работает отдельная бригада. Живут в вахтовых поселках – это такие передвижные домики, типа больших гаражей, и небольшие срубы под баню, столовую и прочей нужности. Во всех поселках чисто и вроде бы как не пьют. Но это байка еще та. Если в Новоберезовке все трезвые, то километров через 200 в поселках стали попадаться пьяные вусмерть рабочие. Кормят везде очень вкусно, особенно знаменитая на всю дорогу тётя Катя в Новоберезовке, которая печет несравненные блины. Ездит каждый год с Украины, вот уже 12 лет и считается тут одним из лучших работников.

Доехали до Сбеги, дальше дорога и вовсе непроходимая. На обратном пути видели подземный взрыв – дежурные КАМАЗы очищают дорогу в двух направлениях, получается участок, освобожденный от машин и людей длиной в полтора-два километра. И потом три подряд взрыва, с диким грохотом и разбрасыванием земли на 300-400 метров.

Ночевали в Аксеново-Зилово – форпост Чернышевского филиала ЗАО «Труд». Само предприятие уникально тем, что начиналось с одного, купленного вскладчину бульдозера, а сейчас строит дороги по всей России. В самом поселке база — островок благополучия. Местное население борется с торговцами спиртосодержащей жидкостью, жидкость эту уничтожая, рискуя собственным здоровьем. На базе нет ни одного человека из Аксеново-Зилово – это принцип местного руководства. Тем не менее, отношения у иркутян с аборигенами вроде как нормальные – помогают пенсионерам, ветеранам бесплатно привозят уголь, дрова, картошку, участвуют во всех местных праздниках.

Гостеприимство хозяев выразилось гудящей с утра головой. На базе есть горячая вода, отменная баня, Интернет (выделенка на оптоволокне!!!), спутниковое телевидение (25 каналов), гостиница в виде теплого вагончика на четверых, есть еще две овчарки по имени Валенки. Одна – правый Валенок, вторая – левый. Директор филиала напичкан историями, потому как работает тут 10 лет. Из рассказанного запоминается пулемет «Максим», которым местные жители напугали приехавших для сбора «дани» кавказцев. После стычки пулемет был брошен посреди улицы, приехавшая милиция так и не смогла допытаться, откуда он взялся, и отдала раритет в музей. Оружие вообще имеется почти в каждом дворе и при случае легко пускается в ход. Люди с тюремным прошлым пользуются тут авторитетом и вызывают зависть у подрастающей молодежи. Еще одна байка – вышедший на крыльцо с жуткого похмелья абориген, пальнувший со скуки в ковырявшуюся в огороде бабку-соседку. Убийство вызвало должную реакцию, и абориген запечатался в своем доме и приготовился держать оборону. Однако первой приехала милиция, а не сын убитой матери, чем спасла деревню от кровавой резни. Стрелок с чувством исполненного долга отдался в руки служителей закона и с гордо поднятой головой пошел на зону.

Действия строителей на дороге кажутся бессмысленной, не связанной в единое целое возней. Но это – только впечатление. На сданных участках получается дорожное полотно, ехать по которому, несмотря на отсутствие асфальта в сто раз приятнее (ну, не считая пыли), чем по городским колдобинам.

В разговорах с простыми строителями слова типа «государственное значение дороги», «экономическая значимость строительства» кажутся если не ругательством, то малопонятной и ненужной словесной игрой. Люди приезжают зарабатывать деньги и деньги неплохие, выплачиваемые регулярно и в срок. Размышления о государственной важности остаются на совести у начальства. Начальники уверены, что дорога – это жизнь и без устали рассказывают о том, что здесь было и о том, что здесь будет.

Дорогу собираются сдать к концу года, залить асфальтом – к 2008 году. Будем надеяться, что так оно и будет.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 8 ]