Kactus

Login:  Pass:  
  << · 18.11.2003 · >> | home | about | archive | keywords

Во глубине сибирских руд

   / 09:26  
|  keywords: военные

Люди могут жить практически везде. Главное, чтобы было немного света, воды и можно было заснуть в относительно теплом месте. Поначалу селились ближе к воде и экватору – там и теплее, там и светлее. С развитием черепа крепло желание бороться с трудностями. Медленно, но верно люди удалялись от экватора, заселяя все менее приспособленные для нормальной жизни территории. Кому-то везло больше, кому-то меньше, но вот уже несколько десятилетий политическая карта мира за мелкими исключениями остается практически неизменной. Сопоставив эту политическую карту с климатическими условиями на планете, можно отметить, что России в плане распределения имеющейся суши повезло. Еще бы – 17 миллионов квадратных километров плюс практически все климатические пояса (за редким исключением).

Читинской области с температурным режимом особо не повезло. Тем не менее, геополитические интересы Родины делают регион довольно значимым куском суши. Теоретически. На практике ряд фактов говорит о том, что область значима только на словах. Один их них – плотность населения. Всем давно известно, что в Читинской области на один квадратный километр приходится по одному человеку. Если из области вывести всех военных и членов их семей, то показатель этот станет и вовсе печальным. Попытки узнать количество людей в форме, скрашивающих своим присутствием и без того ужасные показатели народонаселения в области оканчивались полным крахом. Может, не с той стороны подходил.

Солидная часть военных концентрируется в военных гарнизонах. Большинство располагается либо прямо внутри населенного пункта, либо в непосредственной близости от оного. Строить на пустом месте инфраструктуру для жен и детей довольно проблематично. Если лазарет или детский сад соорудить и наполнить более-менее квалифицированным персоналом не так сложно, то та же школа – задача гораздо более глобальная. Легче использовать уже существующие социальные учреждения. К тому же для аборигенов соседство воинских частей всегда кстати. Количество рабочих мест и их относительное разнообразие завсегда греют душу одичавших от безработицы местных жителей. Что может статься, если военные внезапно покинут место своей дисклокации, можно, не напрягаясь, представить. В четверг я видел два поселка в Борзинском районе – Мирный и Безречку.

Мирная

Борзинский район вообще «славится» своими социально-экономическими трудностями. Часть из них напрямую завязаны на перевод воинских частей. В самой Борзе существует поселок Борзя-2, где в брошенном военном городке семь пятиэтажек пять лет сидят без света, тепла, воды и канализации. Как так можно, я не понимаю. А в Мирной и Безречке брошенные коробки со снесенными стенами и пустыми глазницами окон тянутся на километры.

Тоже Мирная

Картина напоминает апокалипсис из американских боевиков.

Вообще образцовый военный гарнизон предполагает повсеместную чистоту, отсутствие «левых» людей, как следствие отсутствие криминогенной обстановки. После распада Союза отсутствие юридической базы смело все границы между территорией военных и гражданских. В итоге городки уже давно забиты грязью, уголовниками и алкоголиками. В многочисленных кабаках режут и насмерть затаптывают людей после непомерных даже по моим меркам возливаний. Полковники могут взять автомат из арсенала дежурного звена, которое охраняет эскадрилью одних из самых дорогих в мире истребителей и всадить полный рожок в глотку своему же сержанту (а через год с наглой мордой расхаживать на свободе). Подполковники одного из самых элитных подразделений российской армии могут ввязаться в драку со шпаной, получить по морде, а потом шантажировать родителей, угрожая подать в суд на малолетних воителей. Никого не удивляют солдаты, выволакивающие из УАЗика в три часа ночи не стоящего на ногах полковника ВВС. Вполне привычная картина — в машине стоимостью 15-20 тысяч долларов разъезжает малоприметный капитан с зарплатой в 6-7 тысяч рублей. В каждой воинской части найдется с десяток офицеров, которые сами себя с трудом перетаскивают по земной поверхности. Отдельные личности с парой немаленьких золотых звезд на погонах могут палить с балкона из ружья, если малышня во дворе слишком сильно шумит. Начальник КЭЧ справки выдает только за бутылку или коробку конфет и об этом знает каждая распоследняя собака. У него же приезжая комиссия может обнаружить недостачу на пару десятков миллионов рублей. Это уже трагедия – приходится продавать дорогущую иномарку и резать пару свиней из личного стада, дабы задобрить членов комиссии. Ни у кого не вызывает желания наказать офицера, который вопреки всем законам и нормам этики занимается предпринимательством в невероятных для восьмитысячного поселка масштабах. Самой завидной должностью во все времена считался начальник склада, особенно продуктового. Прапорщики, кому это место положено по званию, хоть и не без труда, но всегда и во все времена жили лучше, чем любой трудяга-полковник.

С другой стороны эти люди сознательно соглашаются на десятилетия, в течение которых у них не будет дома. Быть может не так сознательно, но женщины, выходя замуж, жертвуют карьерой и хоть каким-то спокойствием на эти же годы. Дети офицеров иногда вынуждены за десять лет поменять три-четыре школы.

В начале 90-х были полукилометровые очереди за хлебом, отключения света/воды/газа/тепла на 5-6 дней, отсутствие зарплаты по полгода и так далее и тому подобное. Это при том, что у среднестатистического военного в месяц бывало по три-четыре наряда, восемь-десять полоумных тревог с побудкой всего подъезда и по десять полевых сборов в год где-нибудь у черта на куличиках. Плюс ненормированный рабочий день. Правда, еще были совершенно умопомрачительные пайки и ежегодная поездка всей семьей куда угодно в пределах страны. Сейчас всего этого уже давно нет, но забыть довольно сложно.

Исходя из сказанного, понятно молчаливое презрение вояк к штабистам, которые заходят в здание штаба лейтенантами, а выходят генералами в предельно короткие сроки. Хотя каждый выбирает свою дорогу.

Зато ни в каком городе нет таких отношений, как у военных где-нибудь в тайге. Мы пару лет жили в городке в Амурской области, где было шесть пятиэтажек, магазин и клуб. Больше ничего. Всё это в глухом лесу и за бетонным забором, обнесенным поверху колючей проволокой. Поначалу проволока была под напряжением и предназначалась для защиты от диких зверей. В итоге оказалось, что звери боятся людского духа гораздо больше, чем люди звериного и проволоку отключили. В домах никто не заморачивался закрывать двери. А дети, наигравшись в чужой квартире, ложились спать прямо в гостях. Посреди зимы в магазине было полно фруктов и совершенно невероятной по тем временам жевательной резинки со вкусом кофе. Но когда это было …

В армии уже много лет царит самая настоящая анархия. Причем анархия эта не является следствием непрофессионализма. Бездна офицеров рубит бабки любыми доступными способами. Не меньшее количество ради очередного повышения в звании готовы пойти на всё. Патриотов осталось настолько мало, что их на полном серьезе сравнивают с идиотами, а жены пилят за нерациональность. Один из способов, который предлагается в качестве борьбы со злом – глобальное повышение заработной платы. Видал я это повышение. В военной прокуратуре лейтенант в качестве первой зарплаты получает сумму, которая покажется нереальной средней руки майору в тех же ракетных войсках. И что представляет из себя военная прокуратура? Куча зажравшихся и лоснящихся от собственной важности следователей. При ближайшем рассмотрении оказывается, что следователи эти ни черта не делают.

Причин немало. На первом месте, как всегда, деньги, точнее их отсутствие. Еще одна — отношение системы к отдельной личности. Не декларирование фальшивых принципов, а именно отношение к человеку. На этом всё строится. В каких-нибудь 70-х годах находящийся в пределах органов осязания летчик или ракетчик, танкист или пограничник вызывал у обывателя не меньшую реакцию, чем у современных тинейджеров Сергей Жуков. И люди отрабатывали это доверие. И было чисто, хотя мусорили; и не было поголовного пьянства, хотя пили немало; и жили распрекрасно, хотя получали не так много.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 21 ]