Kactus

Login:  Pass:  
  << · 15.10.2007 · >> | home | about | archive | keywords

История одного перегона. Часть II

   / 20:59  
|  keywords: автомобили

Вяземское — Хабаровск
В первый день мы проехали 570 км.

Когда у Kirsan-а сломалась машина, меня первый раз посетило чувство страха. Я смутно представлял, что мы будем делать, если с утра не удастся эту железяку починить, а потому толком не спал и с тоской ждал рассвета. Утром мы волоком дотащили машину до поста ДПС, за которым находилось СТО. В перетаскивании крайне помог удобный трос, заранее приобретённый в Чите и рации, при помощи которых процесс обсуждался по ходу дела. Сотрудники СТО встретили нас полным безразличием, но машину отремонтировали в течение 10 минут. За 500 рублей. Это был первый случай, когда нам очень сильно повезло. Во-первых, СТО было в пяти минутах езды, во-вторых, поломка оказалась пустяковой, в-третьих, на СТО нашлись нужные запчасти. Как показало дальнейшее путешествие, удача лежала у кого-то из нас в багажнике.

Пост ДПС и СТО в Вяземском

После скоропалительного ремонта нас ждал Хабаровск. Изначально город мы хотели проскочить ночью. Было убеждение, что ночью, а особенно под утро бандиты, скорее всего, спят. Как и все нормальные люди. Ночь мы провели на обочине в 5 км от поста ДПС под Вяземским, потому город предстояло проезжать днём. Отъезжая от СТО, мы толком не обсудили план действий. Кроме этого, у меня в баке в 100 км от Хабаровска оставалось не больше 20 литров бензина, что вообще в таких поездках недопустимо. На подъезде к городу одна из раций приказала долго жить, поэтому связь держалась только на сотовых, а это гораздо менее удобно, чем рации. Прежде всего потому что у Мегафона — а у меня Мегафон — даже в Хабаровске связь — дерьмо. Но, несмотря ни на что, нам опять повезло. В 50 км от города, пока я ехал впереди, Kirsan упал на хвост к трём перегонам, которые уверенно двигались на запад. Некоторое время я ехал впереди колонны из пяти машин, после чего пропустил вперёд Nissan Bluebird Sylphy. Перегоны особого внимания на нас не обратили — шли с постоянной скоростью. В Хабаровск мы заехали теми же пятью машинами — их трое впереди, потом я, потом Kirsan. На въезде в Хабаровск перегоны повернули направо, а мы повернули за ними. За нами ехало ещё несколько перегонов, но они периодически терялись, потом догоняли, потом опять терялись.

До этого путешествия я думал, что езжу по городу быстро и ловко. Оказалось, что быстро и ловко я езжу только по хорошо знакомому городу, то есть по Чите. По Хабаровску мы ехали со скоростью 80-100 км/час, обгоняя всех и постоянно маневрируя — 20 минут я провёл в бешеном напряжении. Пару раз я кожей чувствовал, что водители, которых я обгонял или которых пытался обогнать, думали что-то в стиле: «Долбанные перегоны, как же вы достали!» Но мне было наплевать, я находился в запуганном азарте преследования. В Хабаровске я убедился, что мастерство водителя может преобразить любую машину, в том числе малолитражку. У меня есть опыт вождения литровой Toyota Vitz, и я никогда не мог разогнать её по пустой трассе больше 100 км/час. Литровая Toyota Vitz, которая была в тройке перегонов, шагала по Хабаровску пару раз со скоростью 120 км/час, а за городом каким-то волшебным образом разгонялась до 150 км/час.

Мост через Амур за Хабаровском

Город мы пролетели минут за 25, учитывая 10-минутную стоянку около железнодорожного переезда. Два раза я терял перегонов на светофорах, и оба раза мы их догоняли. Откуда-то у меня было убеждение, что бандиты если и будут, то за городом. Если бы я знал, что большая вероятность встречи с ними приходится именно на городские улицы, седых волос бы у меня было гораздо больше. А так я ехал по Хабаровску и думал о том, в какой изумительной стране мы живём.

В столице федерального округа уроды бомбят добрых людей. Все об этом знают — и добрые люди, и милиция, и гражданские власти. При этом власть не предпринимает ни малейших усилий для того, чтобы ситуацию исправить. На людей плевать с высокой колокольни. Особенности российской действительности.

Так или иначе, Хабаровск мы проехали без приключений. Наш маршрут хорошо виден на треках, ссылки на которые даны в конце поста. На выезде из Хабаровска — длинный мост с постами ДПС на въезде и выезде. Тоже без приключений. После моста я оказался последним в колонне, которая двигалась со скоростью около 150 км/час. Как этот скоростной режим выдержал Vitz, мне не понятно до сих пор. Через 2-3 километра после моста за мной пристроилась тёмная четырёхлитровая Toyota Crown без номеров, наглухо тонированная по кругу. Мне стало плохо, и я прижался к Mark-у. Так мы ехали километра три — перегоны впереди, потом Kirsan, потом я, потом Crown. В зеркало заднего вида было видно только то, что у преследователя тонировано лобовое стекло и нет номеров. Потом Crown поравнялся со мной и ехал по встречной полосе секунд 20. В этот момент я смирился с потерей 3 тыс. рублей, которые были предусмотрительно отложены в бардачок, и мне стало интересно, как они будут оттирать менять от Mark-а на такой скорости. На мгновение появился идиотский азарт — проигрывать не хотелось в любом случае. Но нам опять повезло — Crown после 20-секундного барражирования на моём левом боку с показательной лёгкостью обогнал колонну и улетел вперёд. Больше мы его не видели. В запале мы проскочили первую после Хабаровска заправку, в итоге в 5 км от второй у меня кончился бензин — лампочка загорелась ещё на въезде в Хабаровск. Предусмотрительность спасла нас в очередной раз — Kirsan при помощи заранее купленного троса дотащил меня до заправки.

Хабаровск — Семиозёрный
Первая часть этого рассказа вызывала немалое раздражение у нескольких комментаторов. В частности меня обвинили в том, что мне было тупо жалко денег, и ехал я за тем, чтобы сэкономить. Отчасти так и есть. Нельзя не заметить, что аналогичных Accord-ов в Чите не так много, а такая же машина, только не sir, на читинском рынке стоит от 300 тыс. рублей. Я купил sir в Уссурийске за 222 500 рублей. Но основной причиной всё же был интерес к дороге и самому перегону. Трассу Чита-Хабаровск я знаю достаточно хорошо. В теории, разумеется. Я много писал про эту дорогу и на «Кактусе», и в газетах, раз двадцать был в рабочих командировках на этом направлении, пару раз возил до Могочи и Амазара московских журналистов, которые писали про трассу «Амур». Тема эта мне близка, и взглянуть на дорогу глазами перегона было интересно. По ощущениям, трасса Чита-Хабаровск, которую я знаю из собственных публикаций, начинается за Биробиджаном.

На подъезде к столице Еврейского автономного округа, мы обклеили машины пластырем. Горе-мастера наклеили пластырь по принципу перепутанной черепицы – от переднего края капота к его середине. В итоге на скорости встречный вечер отдирал передние края ленточек пластыря. Но выяснилось это немного позже, а так мы отдали за обклейку по 700 рублей.

Кривая обклейка машин

На подъезде к Биробиджану появляются первые стенды, по которым понятно, что движешься по трассе Чита-Хабаровск. Указывается расстояние до малой родины и направление движения на развязках. В сам Биробиджан, как я понял, в ближайшем будущем можно будет не заезжать, объезжая город справа. Кусок только что проложенной дороги пока закрыт, но, судя по внешнему виду, откроется не сегодня завтра. На отвороте в город Kirsan-а остановили на посту ДПС. По словам, камрада, готовился он к очередным поборам, а сотрудник ГИБДД проверил документы, вежливо спросил как дорога, всё ли нормально и пожелал счастливого пути. В общем, вёл себя так, как в теории должны вести себя милиционеры. На въезде в Биробиджан я поменял масло в двигателе, потому что на щупе его почти не было видно. Ушлые работяги, оглядываясь по сторонам, предлагали поменять масло и в коробке не по 500 рублей за литр, как указано в ценнике конторы, а по 300 — со скидкой. Я отказался. Город мы проскочили, не останавливаясь. За Биробиджаном проложено километров 50-60 км асфальта, после чего начинается самое неприятное.

Конец асфальта

В кафе на границе Читинской области перегоны говорили о том, что самое страшное на трассе Чита-Хабаровск начинается сразу за Могочей. Мне показалось, что самое страшное на этой трассе сразу за Биробиджаном. После того, как кончается асфальт, сразу начинаются масштабные работы — огромные экскаваторы, БелАЗы и прочая прелесть. Через 100 метров после того, как мы съехали на грунтовку, от встречной машины мне под правое переднее колесо прилетел камень. В итоге лопнул корд, и я в первый раз поменял колесо.

Первое пробитое колесо

Сам я редко ездил по грунтовке, но по такой грунтовке я не ездил никогда. По дороге идёт сплошной поток перегонов. Машины создают непробиваемый туман из пыли. Не видно вообще ничего. Только край дороги — кое как. По встречной полосе из клубов пыли изредка вылетают пустые автовозы, после которых хочется остановиться и переждать, когда пыль осядет хоть немного. Но мы не останавливались, а настойчиво ехали вперёд. Обгоняющие тебя перегоны не могут встать в крайнюю левую полосу, потому что дальше 10 метров ничего не видно и на встречной полосе можно запросто умереть. Они обгоняют в притирку с твоей машиной и зашвыривают тебя камнями разной величины. Когда солнце опускается к горизонту, и начинает бить в глаза, всё это превращается в апокалипсис. Изредка в пыли внезапно возникают посёлки, похожие на описание Града обречённого у Стругацких. Всё в этих посёлках утоплено в пыли и выкрашено пылью в серый цвет. Больше других своей обречённостью в памяти отложился посёлок Теплоозёрск. Местами дорога достаточно широкая, но часто превращается в узкую разбитую колею.

В один из таких моментов произошло самое неприятное событие за всё путешествие. Солнце висело прямо над горизонтом, пыль стояла столбом, слева потоком обгоняли перегоны. Я с трудом различал капот собственной машины. Устав от бесконечного напряжения, я решил остановиться справа на обочине и подождать, пока, к примеру, сядет солнце, после чего ехать дальше. Kirsan ехал где-то впереди, рации не работали, сотовой связи не было. Я взял чуть вправо и залетел колесом на отгрейдированные булыжники. Машина попала на них правым боком, и её протащило по насыпи метров 100. Руль не слушался, тормоза не работали. У меня возникло ощущение, что меня сейчас выбросит вправо окончательно, а что там справа — я не видел. Когда машина остановилась, я поставил коробку на парковку (точнее мне показалось, что поставил), заглушил двигатель и вышел посмотреть, что и как у меня оторвалось. Оказалось, что не пострадали даже обвесы, а колёса остались в целости и сохранности. Я пять раз обошёл машину, попинал для верности колёса и собрался ехать дальше. Машина не заводилась. Табло горело, под капотом что-то шумело, но машина не заводилась. Справившись с первым порывом паники, я обнаружил, что рычаг переключения передач стоит не на парковке, а на нейтралке. Дальше нейтралки он не шёл. Он вообще никуда не двигался. Стоял в нейтральном положении и не шевелился, при этом на панели не светилось, в каком положении находится коробка передач. Я вылез и попытался успокоиться. Открыл капот и посмотрел на внутренности. Выкурил две сигареты. Выпил литр сока. Посидел на камнях. Повертел неработающую рацию. Потыкал неработающий сотовый. Машина не заводилась. Кроме этого, машина стояла на склоне и не шевелилась. Я пришёл к выводу, что она стоит на скорости. Подумалось, что её так особо никуда не утащишь. Тогда я вспомнил про целебные свойства шоколада и съел три шоколадки. После этого решил, что делать нечего и начал тормозить машины. Минут 10 не получалось остановить никого. Потом остановилась четвёрка с грузином и девушкой. Грузин залез под капот, после чего сообщил, что у него был «Мерседес», у которого однажды было такое же, но потом оно само прошло. Он снял клемму с аккумулятора, поставил её на место, после чего уехал, пообещав сообщить белому Mark-у, что я тут стою и горюю.

После грузина я ещё минут 10 никого не мог остановить. Потом остановилась маленькая чёрная иномарка, водитель которой внимательно меня выслушал и сообщил, что вон сзади едет грузовик, в котором есть люди, способные мне помочь. Мы дождались грузовика, из которого вылезли два перегона. Они выслушали про моё горе, посоветовали успокоиться, сообщили, что они меня тут не бросят в любом случае, после чего начали рыться под капотом и материться. Потом они обнаружили в 100 метрах позади оторванную защиту правого крыла. Защита даже не порвалась, она просто отделилась от крыла. Её подняли и положили в багажник, после чего предположили, что поломка может быть под правым передним колесом. Машину подняли, сняли колесо и обнаружили, что электронный датчик переключения скоростей на коробке висит на соплях — одно крепление сорвано вместе с ушком. После этого мужики достали ломик, молоток, ключи и в течение 15 минут всё сделали. Машина завелась и стала ездить. Приехал Kirsan, которому мужики сделали так, чтобы заднее правое колесо не скрипело. Я был готов отдать им всё, что у меня было. Но они ничего не взяли. Мужчины были из Иркутска из локомотивного депо. Счастья им и долгих лет жизни.

Спасители из Иркутска

Когда мы отъезжали от этого проклятого места, было почти темно. В темноте на такой дороге ехать немного легче. Убитая грунтовка временами переходит в современные трассы с новой разметкой и ограждениями в высоту машины. Даже ночью эти отрезки дороги выглядят шикарно. Здесь я впервые почувствовал, что такое 200 лошадиных сил под капотом и подвеска в исполнении Honda. Машина без напряга идёт 180 км/час и просится ещё скорее. При этом на трассе стоит как влитая, слушаясь малейшего движения руля. Никаких шумов в салоне нет. Подвеска у Accord-а и на грунтовке ведёт себя изумительно. Создаётся впечатление, что у машины появляется воздушная подушка. У предыдущей моей машины — Toyota Camry каждая стойка работала как бы отдельно, а здесь подвеска работает как единое целое, съедая большинство ям и камней. Машина плывёт над дорогой. Ощущение — непередаваемое.

Ехали во второй день мы до полуночи, и этот распорядок дня сохранили до Читы. То есть за рулём находились с 6 утра до 12 ночи. Когда едешь по хорошему асфальту, особого дискомфорта не испытываешь. Большая скорость бодрит и держит организм в тонусе. Чувствуется ответственность за собственную жизнь. Особенно ночью. На грунтовке ощущения противоположные. Длительная езда в темноте приводит к галлюцинациям. На грунтовке в клубах пыли мне сначала мерещилась разделительная полоса посредине дороги, потом большие собаки, бегущие по правой обочине, потом бросающиеся под колёса дети. На третий день я приспособился и делал за рулём на ходу что-то вроде зарядки, после чего крепко зажмуривал на пару мгновений глаза в 10-15 подходов. Энергетические напитки в первый день дороги — до Хабаровска снимали напряжение и усиливали внимание минут на 20-30. Уже на второй день эффект этот появлялся на пару минут после выпитой банки, а потом пропадал. К тому же после второй банки этой гадости начинаешь ощущать контуры собственной поджелудочной железы. В одном из кафе продавщица сообщила нам, что больше банки энергетического напитка в день пить нельзя. Я после этого вообще перестал их покупать. Немного бодрит музыка, но на третий день я уже не мог слышать то, что было записано на флэшке. Я пытался петь сам, но все песни я знаю до второго куплета, так что это развлечение мне тоже быстро надоело. К Чите я, наконец, нашёл нужное развлечение — начал перемножать в уме трёхзначные числа. Каждая операция умножения отнимала массу времени — до 15 минут на одно произведение. Время летело быстрее.

В понедельник пройдено 700 км. Спать мы остановились около святящейся неоном заправки, где ночевали ещё 100-120 перегонов. Кстати, заправки на трассе Чита-Хабаровск в большинстве своём новые, современные и удобные. Вырастают они посреди порой посреди тайги и совершенно не вписываются в унылый пыльный пейзаж. В грязные пятачки с рассыпающимися колонками заправки превращаются, как только заезжаешь на территорию Читинской области.

Амурская область

Амурская область

Амурская область. Объезд

На вторник были запланированы 1 000 км. Ехали по грунтовке и по великолепным трассам в районе Благовещенска с современными развязками, разметкой, ограждениями, новыми знаками. Под Сковородино опасались напороться на бандитов, потому населённый пункт объезжали справа на большой скорости. Здесь я оторвал себе защиту из под переднего обвеса и помял литой диск на правом переднем колесе. Не повезло – сначала я пробил колесо, оно немного спустило и уже не спущенном я налетел на камень. В районе Сковородино орудовали грейдеры, которые движутся в кромешной пыли без габаритных огней, ближнего света и вообще каких бы то ни было опознавательных знаков. Пару раз я выскакивал из пылевых облаков прямо под эти железяки. Предупреждает об их появлении только ужасающий грохот, который при езде по грунтовке услышать довольно трудно.

Пыль и солнце

Поменяв уничтоженное литьё на штамповку, я через час пробил заднее правое колесо, окончательно убив на нём и без того еле живую резину. На замену в итоге остался один банан, а шиномонтажек не предвиделось. Одно колесо я сделал под Амазаром, там же заправился. Ночевали под посёлком Семиозёрный, окрестности которого в полночь были похожи на муравейник с перегонами в качестве муравьёв. За день проехали 960 км. Я даже не вылазил из машины – откинул сиденье и тут же отрубился.

Семиозёрный – Чита
Муравейник проснулся в пять утра и дружно выдвинулся в сторону Читы. Мы выехали в районе 6 и к семи проскочили Могочу. За Могочей, как следовало из официальной информации, дороги не было, шли строительные работы. Насколько я помнил, объезжать их надо было немного правее через Ксеньевку и Давенду. Объезд был нарисован у нас на карте, так что мы не сильно волновались. К тому же после Хабаровска привыкаешь ехать туда, куда едут все перегоны, а не как нарисовано на карте. В карту я, к слову, за всю дорогу не взглянул ни разу.

Как оказалось, перегоны не ищут лёгких путей и едут прямо сквозь строительные работы. Дороги тут действительно нет. Есть вырубленная в скале тропа и объезды – там, где строится дорога. Масштабы работ на этом 107-километровом участке от Могочи до Сбеги впечатляющие. Здесь сконцентрировано огромное количество техники, и ехать приходится рядом с гружёнными БелАЗами, длинношеими экскаваторами и прочими чудесами машиностроения. Здесь трудится иркутское ЗАО «Труд», что не может не настраивать на позитивный лад. Вполне возможно, что уже в 2008 году всё здесь будет совсем по-другому. Пока же довольно опасно и страшно.

Дорога сразу за Могочей

Перегоны ещё не проснулись

Дорога за Могочей

Дорога за Могочей

Дорога за Могочей

На этом участке, где дорога местами похожа на стиральную доску, я потерял на правом заднем колесе три гайки из пяти, в результате чего колесо било о ступицу километров десять. При этом мне казалось, что стук идёт сзади, но слева, а слева ничего не удавалось обнаружить. Потом нас догнали перегоны и прокричали сквозь пыль о том, что правое заднее колесо сейчас отвалится. Мне повезло в очередной раз. Пришлось снимать по болту с трёх колёс и вешать их на заднее правое. В Чите, когда я ставил зимнюю резину, две шпильки, на которых машина проехала километров 10, отломались.

Перед Сбегой грунтовка превращается в идеально гладкую, широченную, как взлётно-посадочная полоса, дорогу. Мне казалось, что мы едем по асфальту, хотя это была именно грунтовка. Перед Сбегой мы в последний раз в дороге пообедали. До Читы оставалось около 500 км. Их мы преодолели за один присест. Здесь есть 150-километровый участок от Жирекена до Чернышевска, сданный по второй стадии, то есть в асфальтовом исполнении. Начинается он в 350 км от Читы. Ехать можно со скоростью 140-150 км/час, порой разгоняясь до 180 км/час. После него начинается традиционная грунтовка. Из неприятностей на этом участке можно отметить тот факт, что мы впервые за весь путь потеряли друг друга. Kirsan ехал впереди и отвернул на шиномонтажку. Я в клубах пыли не рассмотрел этого манёвра и пролетел дальше. После этого я с трудом обогнал порядка 15-20 перегонов и 5-6 огромных тягачей, которые тащили какие-то космические миксеры в сторону Читы. Не обнаружив за этой процессией товарища, я решил, что он уехал вперёд и полетел его догонять. Догонял минут 40, после чего решил, что он вполне может оказаться позади. Связи не было, ехать обратно ужасно не хотелось. Решил часок постоять на обочине, после чего всё же ехать обратно. Через 20 минут ожидания был разбужен тормозящим Mark-ом. Это была последняя эмоция в дороге. После этого за полтора часа мы проехали порядка 150 км и прибыли в Читу в районе 6 вечера. Путешествие закончилось.

Трасса Жирекен-Чернышевск

Трасса Жирекен-Чернышевск

Эпилог
На drom.ru авторы большинства внятных отчётов задают себе отчёт – поедут ли они ещё раз. И все отвечают, что обязательно. Сейчас я не знаю, как ответил бы сам. Мне было интересно, как это – перегнать машину из Уссурийска до Читы, как это — проехать 3 тыс. километров, как это – жить в машине 3-4 дня. Для меня на подготовительном этапе всё воспринималось как интересное приключение с некоторыми элементами риска. На самом деле при нынешнем состоянии дороги перегон машины для таких неопытных товарищей как я – опасное, а порой – смертельно опасное мероприятие. В том, что мы своим ходом без особых потерь приехали домой, потратив при этом те самые суммы, которые были запланированы дома, — достаточно большая доля случайности и везения. Так что если я ещё раз и поеду по этому маршруту, то только летом, только без спешки – минимум на неделю-полторы, только с остановками в крупных городах и затяжными фотосессиями.

По итогам поездки я коренным образом изменил отношение к дороге – как к асфальтированным трассам, так и к грунтовкам, к езде ночью, к камням всех видов, к дорожным знакам, к перегонам, к перегнанным своим ходом машинам, к сотрудникам шиномонтажек, к педали газа и педали тормоза. Ну и к ГИБДД УВД Приморского края. Этим вампирам особый привет.

P.S.: GPS-приёмник показал: общее время в пути — 54 часа, пройденный путь — 2 960 км, средняя скорость движения — 71 км/ч. Треки для GPS вылложены тут и тут. На первом треке участок трассы с середины трассы Уссурийск-Хабаровск до Семиозёрного с объездом центра Хабаровска справа. На втором треке — дорога от Семиозёрного до Читы.
Фотографии (от Могочи до Чернышевска) с привязкой к карте тут.

P.P.S.: Из повреждений у Accord-а, полученных по дороге, можно отметить:
1. Воздухозаборник
2. Защита правого крыла
3. Электронный датчик переключения скоростей
4. Литьё на '15
5. Царапины и трещины на обвесах.

У Mark-а повреждений не зарегистрировано.

Upd.
Все расходы на поездку и перегон марка:
Машина — 150000
ОСАГО— 500
Справка счет — 2500
Резина+диски — 3000
Аптечка, огнетушитель — 250
Расходы в Уссурийске — 1500
Профам — 50
Бензин — 5925
ГИБДД — 600
Заклейка — 400
Ремонт — 500
Дорога туда — 4000
Питание: — 200
Приморье— 210
Белгородское — 240
За Облучьем — 270
Сиваки — 250
Вода — 30
Амазар — 100
Сбега — 160

Итого: 170685
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 43 ]