Kactus

Login:  Pass:  
  << · 12.09.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Война августа 1945

   / 09:37  
|  keywords: война

Пыль, поднимаясь к знойному, но уже начинающему выцветать небу, клубилась, смешиваясь с запахами полыни, солярки, нагретого железа и медленно оседала на линялые солдатские гимнастерки, стволы танков и желтеющую траву. Его колонна двигалась не быстро, но и не медленно – так, как привыкла перемещаться за долгие годы войны. Впереди показалась китайская деревенька – убогие глинобитные фанзы, кривые улочки и фигуры, лишь отдаленно напоминающие людей. Воюя в России и Европе, он многое повидал и давно уже перестал близко воспринимать человеческие страдания. Это не значит, что он зачерствел и стал циничным, просто, пропуская все увиденное через себя, можно было сойти с ума. Люди, стоявшие на краю дороги, напоминали трафареты, вырезанные из черной бумаги. Они были настолько худыми, что казались такими же плоскими, как и их тени на припорошенной пылью траве.

С другой стороны деревни раскинулась огромная бахча. Арбузы весело поблескивали на солнце своими полосатыми боками.

Почему вы не берете эти арбузы? Ведь они спасли бы вас от голодной смерти, – спросил он женщину, морщинистое лицо которой напоминало растрескавшуюся землю у него под ногами.

Нельзя! – женщина замахала руками, сразу сделавшись похожей на большую костлявую ворону, – за каждый съеденный с этой бахчи арбуз японцы вырезают целую семью. Лучше мы будем умирать по одиночке от голода, так хоть у кого-то останется шанс выжить.

8 августа 1945 года Советский Союз объявил войну Японии. Красная Армия начала стремительное наступление в Северо-Восточном Китае (Маньчжурии), а также на Сахалине, Курильских островах и Корее. На тот момент советское военное командование развернуло на Дальнем Востоке одиннадцать общевойсковых армий, две оперативные группы, три воздушные и одну танковую армии. Группировка советских войск насчитывала: 1,5 млн. человек личного состава, 5,5 тысячи танков и САУ, 26 тысяч орудий и минометов, 3,8 тысяч боевых самолетов. Ей противостояли японские части Квантунской армии численностью 1,5 млн. человек, 1 тысяча танков, 5 тысяч орудий, 1800 самолетов. В Северо-Восточном Китае японские милитаристы создали 17 укрепленных районов. Одним из таких районов был и Хайлар. Здесь на господствующих высотах были построены пять подземных крепостей. Глубина залегания переходов составляет от 20 до 30 метров. Все китайские рабочие, строившие эти укрепления, были расстреляны и сброшены в яму, которую даже не стали зарывать. По официальным данным при штурме этого укрепрайона Красная Армия потеряла тысячу сто одного человека убитыми.

Солнце жгло так, что казалось на спину льют раскаленный свинец. Он лежал, уткнувшись лицом в пышущую жаром землю и старался думать о чем-нибудь отвлеченном. Однако, мысли, поплутав по коридорам сознания, возвращались к двум вещам – фляге с водой и муравью на столе. Муравьем был он, а степь была столом, и ему казалось, что еще чуть-чуть и кто-то невероятно огромный, шутя, смахнет его с этой ровной поверхности и тогда все закончится. Временами ему мерещилось, что у него и вправду отрастают дополнительные конечности, а тело, вытягиваясь, разделяется на три составные части. Впрочем, думать о фляге с водой было еще мучительней. Она была рядом, что, казалось бы, проще? Открути крышку, и позволь воде свободно литься, наполняя тебя живительной влагой. Но делать этого нельзя. Он видел как молодой солдат рядом с ним, не выдержав пытку жаждой, схватил флягу, и приподнял голову, пытаясь сделать глоток. Через секунду под обрезом его каски прямо между глаз вспухла кровавая точка. Парня развернуло, фляга вылетела из его руки, и он упал, неестественно вывернув ногу. Японский снайпер, удовлетворенно улыбнувшись, протер стекло и снова приник к окуляру прицела.

Позже, когда пришла спасительная темнота и они, поднявшись, двинулись вперед, он одним из первых достиг японских позиций и убил этого снайпера трофейным штык-ножом.

Полное разоружение и пленение войск Квантунской армии завершилось к концу августа 1945 года. Помимо этой группировки были разгромлены: армия Маньчжоу-го, (марионеточного государства созданного японцами на территории Внутренней Монголии в 1932 году), войска Суйюаньской армейской группы, почти половина войск 17-го и 5-го фронтов и Сунгарийская военная флотилия – всего 10 армий, армейских групп и 1 военная флотилия. Общие потери Квантунской армии с 9 по 20 августа 1945 года убитыми, ранеными и пленными, не считая пропавших без вести, составили около 700 тысяч солдат и офицеров, в том числе 594 тысячи пленными. Среди пленных находилось 148 генералов.

«Полуторку» трясло и подбрасывало, ее видавшие виды колеса наматывали очередную сотню километров степей северо-восточного Китая. Дорога, огибая невысокие сопки, медленно тянула вверх к перевалу. Солнце, уже начавшее скатываться к горизонту, резко очерчивало склоны предгорий. В кабине машины ехали двое – молодой солдат-водитель и его командир такой же молодой лейтенант. Хотя они были одного возраста, солдат прослужил больше, успел побывать в бою, и потому с неким превосходством поглядывал на лейтенанта, склонившегося над картой. Лейтенант, конечно, это чувствовал и, старательно вглядываясь в карту, старался придать лицу озабочено-хмурое выражение. Ему казалось, что так, он будет выглядеть старше. Впрочем, сама карта мало его интересовала, он уже успел изучить ее и теперь не знал чем занять время. Степь, его человека привыкшего к лесу, утомляла.

Слушай, а ты китайцев видел? – спросил он у солдата.

Ну конечно – улыбнулся тот, качнув головой, в сторону показавшейся на горизонте деревушки, — это же Китай.

Да нет – лейтенант досадливо махнул рукой, — я имею в виду военных. Солдат, офицеров – одним словом людей с оружием. А то понимаешь странно как-то, вроде воюем за освобождение Китая, а китайской армии не видно.

Если честно товарищ лейтенант – солдат оглянулся как будто кто-то их здесь мог подслушать и понизив голос продолжил, – говорят отсюда и до Чаньчуня ни одной китайской части нет. Единственные китайцы с оружием в этих местах – хунхузы.

Кто?

Ну, бандиты китайские, их тут за время здешнего бардака много развелось.

В это время, машина, выкидывая из под колес камешки и пыль, тяжело взобралась на перевал. Здесь дорога бежала по прямой между двух возвышенностей, а потом, резко ныряла вниз, теряясь между сопок, и выныривала вновь далеко внизу.

Вот и все – солдат довольно улыбнулся – отсюда до места рукой подать. Сейчас вниз спустимся, а там …

Он не успел договорить, как вдруг справа оглушительно грохнуло и машину тряхнуло так, что, казалось, она развалится на части. Следом раздался треск автоматных очередей, и пули с яростью принялись выкусывать кусочки дерева из кузова.

«Засада» — мелькнуло в голове у солдата, а нога уже сама не произвольно вдавила в пол педаль акселератора. Двигатель взвыл и машина, набирая скорость, помчалась к спасительному спуску. «Только бы по прямой проскочить» — думал водитель, кидая машину из стороны в сторону: «Дальше повороты начинаются, все равно уйдем». Стреляли с обеих сторон, но он каким-то шестым чувством ощущал, к какому именно борту дороги надо прижаться, чтобы сделать машину менее уязвимой. Пули дырявили фанерные стены кабины, но их с лейтенантом, каким-то чудом ни одна не задела.

Ничего — прорвемся! – крикнул он лейтенанту, чувствуя, как появившейся неизвестно откуда восторг наполняет его уверенностью в том, что с ним ничего страшного не случится. До начала спуска оставалась около десяти метров, когда лейтенант вдруг обмяк и тяжело навалился ему на плечо.

Товарищ лейтенант! Товарищ лейтенант! – солдат придерживая одной рукой руль, другой изо всех сил тормошил лейтенанта. А тот, выронив из рук планшетку с картой, остановившимся взглядом смотрел туда, где не было уже ни этой желтеющей внизу долины, ни синего, раскинувшегося над ней куполом неба, ни израненной, но все же вырвавшейся из под огня машины, ни солдата, размазывающего рукавом гимнастерки слезы. Пуля, попавшая ему прямо в сердце, устремила его взгляд в вечность.

Война сопротивления японским захватчикам оценивается в прессе КНР как великая победа всей китайской нации над иноземными захватчиками. К слову сказать, на протяжении 100 лет, начиная с «опиумных войн», Китай не выиграл ни одной войны с иностранными завоевателями. В пропаганде, рассчитанной как на китайских, так и на зарубежных читателей, подчеркивается, что Китай сыграл важную роль во Второй мировой войне, а в Азиатско-Тихоокеанском регионе едва ли не решающую. По мнению профессора Пекинского университета, директора мемориального музея Войны сопротивления японским захватчикам, Ван Синьхуа даже если бы не было применено атомное оружие, и СССР не вступил бы в войну с Японией, то китайский народ все равно победил бы японскую армию.

Здесь стоит отметить, что в 1942-1943 годах 2-миллионой японской армии противостояли 4 млн. китайских солдат и еще 15 млн. человек находились в резервных лагерях. Несмотря на кратное численное преимущество, китайские войска оставались пассивными. Чан Кайши оправдывал свою пассивность недостаточной помощью союзников – США и Великобритании. В этот же период китайские коммунисты в занятом ими Особом районе Китая, устранились от борьбы с японскими войсками и занимались внутрипартийной чисткой.

Решительное и мощное наступление советских войск в августе 1945 года поставило Квантунскую армию Японии в безвыходное положение раньше, чем части 8-й армии главнокомандующего Чжу Дэ, находящейся под контролем КПК, смогли развернуть свои действия.

В дальнейшем присутствие советских войск на территории Китая в огромной степени способствовало укреплению революционных сил. На территории Маньчжурии сложилась революционная база, сыгравшая решающую роль для победы КПК в борьбе с Гоминьданом.
 
 [ link ] posted by: Kactus [ Comments : 5 ]