Kactus

Login:  Pass:  
  << · 09.09.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Путешествие с археологами. Часть 3

   / 12:17  
|  keywords: путешествие

На Усть-Буркале мы пробыли почти неделю – с 13-го по 18 августа. Работа была разбита на две части. Мы копали шурф, который примыкал к шурфу 1999 года, еще один шурф забивался немного выше – то ли на второй, то ли на третьей террасе. Наверху ничего не было найдено, а у нас была в основном керамика и отщепы возрастом в 4-5 тысяч лет.

Усть-Буркал замечателен тем, что пробраться сюда на машине невозможно – только по воде или по воздуху, соответственно встретить тут можно только рыбаков. К нам в гости приплывали товарищи на резиновых лодках с моторами – активисты ресурса vitim.ru, угостившие нас рыбой непривычного для нас размера, которая послужила не только прекрасной едой, но и замечательным экспонатом для массового фотографирования.

Лагерь на Усть-Буркале был свернут 18 августа – за день нам предстояло пройти около 50 километров, чтобы 19 числа, пройдя аналогичное расстояние, оказаться в устье Мензы, где нас ждала баня, молодая картошка и полностью оборудованный лагерь. 18 с утра светило солнце, было тепло и ничего не предвещало особых трудностей. Не успели отплыть от берега, как погода начала портиться, подул встречный ветер, и я вспомнил про все свои рассуждения на тему того, как хорошо будет на сплаве. Грести в этот день пришлось часа четыре, причем грести беспрестанно, полностью вкладываясь в гребок. Из трех лодок мы шли вторыми, и отставать от первой байды не рекомендовалось. А первая байда задавала такой темп, что у меня уже через полтора часа гребли болело всё, что только может болеть. Уже на подходе к месту стоянки ветер резко усилился и на воде начался настоящий шторм. Тут уже пришлось не просто грести, а наваливаться на весло изо всех сил. При этом в лицо тебе летит вода, кистей рук и пальцев не чувствуешь вообще, останавливаться нельзя, иначе скорость вообще упадет до минимума. В общем, набор впечатлений еще тот. Стоит добавить, что никто из пятерых моих спутников не подавал вида, что ему тяжело, или у него что-то болит. В такой ситуации приходилось вести себя соответствующе и, сжав зубы, махать веслом. После того, как припарковали лодки, руки не разгибались еще минут сорок. Пока ставили лагерь, пошел тропический ливень – едва успели развернуть палатки. В общем, 18 получился самый трудный день сплава, да и вообще самый трудный день в разведке.

На следующий день нам предстоит преодолеть 55 км до устья Мензы и Сестринский порог. Сплав символично был разбит на две части – до и после порога. Сестринский порог – это последнее препятствие на пути, после этого ни порогов, ни шиверок, ни крутых поворотов больше не будет – надо будет только грести. До порога добираемся за час-полтора, опять останавливаемся и пытаемся прикинуть, как лучше пройти камни. Сестринский порог состоит как бы из двух частей – первая часть, потом небольшой перерыв по спокойной воде и вторая часть. На этот раз порог мы проходили не по очереди, а сразу всеми тремя лодками – друг за другом. Несмотря на все опасения, никаких трудностей не возникло, и перед второй частью мы даже не стали останавливаться. После порога было еще несколько достаточно неприятных шиверок, зачастую мы на них реагировали в последний момент. После порога и до самого устья веслами почти не работали, плыли себе спокойно по течению и орали песни. Усть-Менза со всеми ее удобствами – баней, построенной кухней, хозяйственным домиком и т.д. и т.п. – показалась нам почти домом, уплывать отсюда никак не хотелось. Здесь мы оставили часть вещей, поменяли явно лишние продукты на пятикилограммового тайменя, вымылись в бане и совершенно счастливые поплыли на следующий день дальше – до Большой Речки, где нас ждал первый, начиная со 2 августа, магазин.

До Большой Речки то ли из азарта команды первой лодки, то ли просто из спортивного интереса, мы прошли на веслах – то есть постоянно гребли. Грести после тренировок предыдущих дней оказалось совершенно легко – усталости совершенно не ощущалось. Точнее не ощущалось во время самой гребли — часов в пять утра я проснулся от дикой боли в верхних мышцах спины. Так и ползал по палатке до пробуждения соседей, сделавших живительный массаж. В Большой Речке мы добрались до магазина на дому и совершенно бездарно потратили что-то около тысячи рублей. Всё-таки навык использования содержимого кошелька при отсутствии каждодневной практики очень быстро теряется. Отличительная особенность магазинов во всех отдаленных деревнях – отсутствие легкого пива. В городе мы привыкли пить что-нибудь в районе 4-4,5%, а здесь на полках самое слабое – градусов 7. Причем на вопрос о причинах такой несправедливости продавцы только пожимают плечами – не пользуется популярностью легкое пиво, а пьют пенный напиток не ради процесса, а ради достижения вполне понятной цели. Так или иначе, пиво «Команда» крепостью, если мне не изменяет память, в 7,5% было приобретено и весело выпито. Редкостная бормотуха – не покупайте. Водки в магазине тоже мало – почти нет. Мы скупили всё, что было на полках и еще немного, и всё это легко уместилось в картонный ящик. Остановились в пару километров за деревней на уютной ровной террасе на чьем-то покосе. Приплыли уже затемно, так что готовить пришлось в темноте. На ужин было две запеченных в углях утки и усть-мензинский таймень. Таймень оказался не первой свежести, что достаточно взрывоопасно сказалось на наших желудках.

Сплав до ручья Студеный – места легендарного для Чикойской археологической экспедиции – мы прошли, совершенно не напрягаясь: сначала еще пытались грести, а потом просто бросили весла.

Фудзияма около Студеного

От Студеного до Жиндо лодки шли, зачастую сцепившись по две, а то и по три. Здесь оставалось только поддерживать курс и очень редко устраивать 5-10-минутные физзарядки, чтобы совсем не отстать от вечно гребущей команды первой лодки. До самого Жиндо мы не доплываем пару километров и останавливаемся на почти единственной ровной площадке между двух утесов. Место это, как мы узнаем немного позже, у местных жителей называется Большое Межутесье. Приплыли мы 22 августа и простояли здесь 6 дней. За это время было забито два шурфа на месте лагеря, еще один шурф камрады забили по другую сторону от села, прямо напротив российско-монгольской границы. Здесь всё буквально усыпано подъемным материалом эпохи палеолита (возраст материала определили приблизительно в 30-80 тысяч лет, что старше, чем один из самых древних в Забайкалье памятников – Толбагинский комплекс). Тут забивался еще один шурф, который дался двум участникам разведки крайне нелегко. Во-первых, от места, где проводились раскопки, достаточно далеко до воды – почти 500 метров и всё время в горку; во-вторых, грунт был очень плотным и здесь нужен был лом или кайло, а работа велась двумя лопатами – совковой и штыковой; а в-третьих, до места работы приходилось каждый день ходить по пять километров. Памятник нашим героям никто не поставил, но достаточно редкий для Сибири памятник археологии разведкой открыт и описан был.

На месте лагеря планировалось забить один большой шурф, но в итоге работа велась в двух шурфах – второй решили забить в месте, где было найдено наибольшее количество подъемного материала. По большому счету случайный выбор оказался на редкость точным – почти сразу после начала работы мы наткнулись на ярко выраженную каменную кладку, под которой мы наделись найти захоронение, даже спорили, как будет лежать скелет.

Кладка

Сразу под кладкой пошел отборный неолитический материал возрастом в 4-7 тысяч лет: клык кабана, микропластинки, отщепы, пяточная человеческая кость, много трубчатых костей животных, немного ниже нашли два крупных фрагмента керамической лепешки, которая по некоторым предположениям могла играть роль кухонной подставки. Никаких явных признаков захоронения найдено не было, хотя находки, по словам руководителя разведки, походили на погребальный инвентарь, а в слоях мы находили белесые пятна, которые было решено считать за разложившиеся человеческие кости. Во второй шурф мы переместились, когда он был почти закончен, тут мы сняли всего несколько штыков земли. До нас шли в основном кости животных, удача улыбнулась только в самом конце работы – мы нашли большой каменный топор, челюсть благородного оленя и челюсть тарбагана с острым длиннющим клыком. Кроме этого мы обследовали овраги около села – они используются как защита от селевых потоков с гор, и каждый год их углубляют и расширяют бульдозерами. Из стенок этих наполовину искусственных, наполовину естественных оврагов зачастую выскакивают человеческие кости. Мы нашли множество гуннской керамики, остатки человеческого черепа и другие человеческие кости, красивую бусину в виде маленького просверленного насквозь полупрозрачного цилиндрика.

В деревне мы появлялись несколько раз, но выглядели здесь явно чужими, так что особо не задерживались – почта, чтобы позвонить, магазин, чтобы что-нибудь купить, и обратно в лагерь. Одна из достопримечательностей Жиндо – висячий мост через Чикой, который состоит из двух пролетов.

Собственно мост

Конструкция очень шаткая – идти по ней вдвоем одновременно почти невозможно – мост сразу начинает расшатываться, ощущения при этом испытываешь не самые приятные. Тем не менее, по мосту постоянно летают мотоциклы, ходят коровы и ездят велосипедисты. Мост ведет к покосам, к Монголии и к пограничной заставе, которая здесь, не в пример Мензинской, функционирует и функционирует достаточно заметно – из шести дней, которые мы работали в Жиндо, дня 3-4 велись стрельбы и летали вертолеты.

28 августа разведка закончилась – мы свернули последний лагерь, сплавились до висячего моста, дождались машины и через Альбитуй уехали в Красный Чикой. В Чикое были свои приключения, но они несколько не вяжутся с тем, что написано выше :о) На этом свое растянувшееся на три поста повествование спешу закончить.

Фикус удаляется от палеолитического памятника в сторону Жиндо

 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 19 ]