Kactus

Login:  Pass:  
  << · 09.08.2004 · >> | home | about | archive | keywords

На тему равенства

   / 18:00  
|  keywords: мысли вслух

К социальной несправедливости мы все давно уже привыкли. Понятно, что все не могут жить одинаково хорошо и те, кто живет плохо, не всегда сами виноваты в этом. Набивший оскомину постулат о всеобщем равенстве, который вдалбливали в голову мне в младших классах, не имеет права на существование.

Когда живешь в городе, ходишь на работу, которая в городе, когда все твои друзья – люди приблизительно одного круга, когда есть относительно стабильная, пусть и небольшая заработная плата, вся социальная несправедливость воспринимается как данность, с которой приходится мириться, но не более того. В этом плане бомжи, цыгане и просящие подаяния старушки, стоящие в проходах между дверями магазинов, уже давно не вызывают приступов совестливых мыслей. В условиях города приходится не замечать зачастую очевидных вещей, иначе жить станет совершенно невозможно.

Прослойка людей, которые находятся в самом низу социальной лестницы, в городе кажется совершенно немногочисленной. Да – есть люди, которым нечего есть и негде жить, но хватает своих проблем, а сделать ничего нельзя. Но иногда попадаешь в такие ситуации, когда весь мир кажется одной большой несправедливостью.

Три недели я прожил в лесу и как-то привык к тому, что в достаточно большом лагере нет никакого разделения по социальному статусу. То есть кто-то старше, кто-то младше, но все едят из одного котла и спят в одинаковых палатках. Такая небольшая коммуна, где деньги превращаются в ненужные бумажки, а потрепанность одежды выдает скорее более опытного, чем более обделенного.

А потом я приехал в город. А родители у меня живут в Домне – я к ним иногда езжу в гости. И как-то так сложилось, что чаще всего до Домны я добираюсь на машинах – или с отцом, или кому из знакомых отзвонишься, тебя и заберут. На маршрутках или на электричках ездить долго и неудобно. А тут такая ситуация, что все в отпусках, отец занят и пришлось ехать на маршрутке.

Маршрутки отправляются с площадки, что расположена прямо напротив привокзальной башни с часами. Прихожу на остановку. Стою, слушаю какое-то радио и читаю журнал «Вокруг Света». По сторонам не гляжу. Прождав транспортное средство в течение часа, и прочитав весь журнал, начинаю озираться по сторонам, в надежде найти какого-нибудь таксиста. Внимательно осмотрев окрестности, и не обнаружив таксистов, начинаю изучать людей, которые ждут автобусы в Сивяково, Борзю, Первомайск и прочие уголки области. Немного испугался.

Время – три часа дня. 90% мужчин и солидная часть женщин – пьяные и продолжают пить (чаще всего пиво, но по отдельным закоулкам наблюдаются любители более крепких напитков). Почти все одеты так, как будто попали в этот город из другого времени. То есть я сам далек от моды и могу ходить в одних штанах пять лет – лишь бы они были чистыми и удобными, но тут народ одет в какие-то китайские тряпки тех времен, когда эти тряпки только появились. Маленькие орущие дети засунуты в мешкообразные штуковины явно самодельного производства, молодые девчонки, разукрашенные самым безобразным образом, носят толстые колготки (из серии – «каждой вошке своя дорожка»), которые собираются на коленях (такие носили мои соратницы по детскому саду). Из разговоров можно услышать только то, кто и с кем подрался в последний раз (это у молодых людей), как энная подруга залетела/вышла замуж (девушки), как мало денег (взрослые). Пацаны, которые в домнинской школе учились на год младше меня, сидят сбоку на корточках и беседуют о том, что в Домне не стало растворителя и его приходится возить из города, что неудобно. Меня либо не узнают (хотя прекрасно знают), либо игнорируют.

Автобуса я всё-таки дожидаюсь. Рефлекторно забираюсь в транспорт первым, опередив громыхающую сумками толпу, занимаю место, потом место уступаю бабушке. Сам стою посреди салона в течение пятидесяти минут, окруженный стойким запахом перегара, выслушивая в правое ухо рев какого-то старикана на тему монетизации льгот («монетизация льгот», как словосочетание, заменяется трехэтажным матом); в левое – сочинение на тему: «Как мы с пацанами ходили на дискотеку» в исполнении двух пьяных девочек лет 15; а спиной выдерживаю натиск двух костлявых плеч, судя по звукам, целующихся взасос личностей. Из автобуса выбираюсь так, как будто побывал в другом мире.

Вечером я сижу на лавочке посреди Домны и пью пиво. Вокруг совершенно нормальные люди. Такие же, как и я. Только я живу в городе, а они в Домне. А всё остальное одинаковое. Такое впечатление, что вокзал и автобус приснился.

Я пять лет подряд утром уезжал из Домны, а вечером туда возвращался. И нормально себя чувствовал и люди казались одинаковыми. И дело не в том, что после двух лет жизни в городе я отвык от этого. Дело в том, что пропасть между людьми, которые имеют возможность нормально жить и теми, кто такой возможности не имеет, беспрестанно увеличивается. Вина ли это государства или нас самих – тем для отдельного разговора. Факт остается фактом. Мы же этой пропасти боимся и стараемся как можно дальше отбежать от края, чтобы не видеть и не слышать.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 3 ]