Kactus

Login:  Pass:  
  << · 08.02.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Беды разумного существа

   / 02:02  
|  keywords: размышления

автор: Snux

«Я боюсь жить,
наверное, я трус,
денег нет, зато есть,
пригородный блюз».

(Майк Науменко).

Этап первый:
Пробуждение радует обычно не только сильным желанием опять уснуть и слабостью, но и охрененным недопониманием, зачем существу с такой дикой способностью ощущать отстранённость от окружающего мира вообще быть частью этого мира. Это ощущение, что ты миру не нужен, что ты слишком чувствительный для него, преследует с детства и создает неразрешимую проблему в душе – зачем и как жить? Которая сама по себе порождает еще массу негативных ощущений – вопросов? С утра трещина в сознании напоминает тридцатиметровый каньон, в котором дует ветер. По дну его течет мелкая каменистая река той части тебя, которая не нуждается в разрешении твоих вопросов, а потому может спокойно течь. Но это лишь ландшафт сознания, который тебе предстаёт, когда ты не решаешься полностью стать тем, кем ты есть и всего лишь стоишь на одном краю. Страх, порождаемый наличием пустоты посередине, настолько велик, что я начинаю думать, и каждая мысль лишь тонкая жердь, протянутая на другой край. Ты понимаешь, что ум человеку дан для того, чтобы делать различные постройки — он либо роет пещеры, либо строит города, либо хижины, сараи… в итоге тебе становится легче и через несколько часов пропасть или забросана сверху хламом, или через неё перекинуто несколько прочных и красивых мостов, но на следующий день она спокойно зияет обратно.

Наша нерешительность
нас всегда побеждает

(Apocalypse Now).

Этап второй:
Одна из мотиваций твоих действий — вытерпеть самого себя в этом мире. Идешь в ванную, моешься, для того чтобы спокойно ощущать свою кожу. Отжимаешься, растягиваешь сухожилия, чтоб не получать отвратительных ощущений от своего тела в течение дня. Молишься – господи, зачем же ты молишься? Сначала начал испытывать в этом необходимость, потом понял — это как зубрёжка, она дает возможность сосредоточиться на некоторых дефинициях, которые в другом случае проплыли бы мимо твоего сознания незамеченными. Плата… За удовольствие жить надо платить, молитва — формула смирения. Прими нас мир, мы часть тебя, мы стараемся быть на пользу тебе, и мы тебя любим, и мы любим друг друга, по крайней мере, того, кто достоин этого. Любим с удовольствием и ради любви, ты ведь этого хочешь, да? (с сомнением).

Ты вышел, ты смотришь на людей, каждый из них производит впечатление, что все это зря, что их принуждают играть эту роль, роль человека в социуме с его обязанностями – и, боже упаси, — у меня еще и права есть? Мало того, что вы меня заставили выучить общепринятую схему жизни, вы мне еще и говорите, что надо импровизировать? Ладно, буду, только не лезьте мне в душу, оставьте меня в себе самом, и я буду играть ваше бытиё. Не скрою, кое-что из него мне нравится. Постойте, дайте припомнить, что конкретно. Мне нравится понимать и нравится любить того, кого мне хочется любить. Мне нравится делать дело, но только то, которое я считаю нужным и которое мне доставляет удовольствие. Мне нравиться оставаться собой, несмотря ни на что, мне нравиться не бояться. Мне не нравиться насилие, боль и страх. Воооооооооот.

А что в итоге? Ты вышел, холодно, ветер в лицо. Начал работать, где работа бессмысленна, ради бабок, ты выучиваешь схемы действий, которые рвут тебе душу, но приносят бабло. Поэтому ты сворачиваешься в клубок, лицо безразличное, движение быстрые, агрессивные. Речь лаконичная, но изобилует тем, что внутри живет не то чтобы необычный человек, там вообще какое то существо, которое продолжает жить. Понимаешь это по такому признаку: говоришь фразу, которая максимально доходчиво должна привести к правильным результатам, а оно переставляет части речи, оно изменяет интонацию, оно вкладывает эмоции в звучание голоса. И после того как ты ее произнес, тебе кажется, что тебя мгновенно разоблачили, что ты претворяешься, что ты только строишь из себя нормального, на самом деле внутри тебя ёж или скунс, или собака, или очень добрый инопланетянин гуманоидного типа…

Я стоял на остановке, было лето, прохладная погода, люди толкутся, курят, говорят о делах, ждут автобуса, в этом районе города нет ничего примечательного. Не выглядывает слева церквушка из-за трехэтажного домика начала 20-го века, нет какого-нибудь здоровенного, раскидистого дерева, растущего из той части тротуара, которую оставляют для деревьев и с которой с каким-то тупым нацистким усердием соскребают листву каждую осень и подстригают траву, как только она там появится (видимо для того, чтобы эта часть улицы была ухожена и смотрелась, а на то, что весь остальной город представляет из себя аллегорическую картину «лихоборские бугры», всем насрать). Ну так вот, обычный перекресток, плотное движение, выхлопные газы, которые никто не замечает, обшарпанные здания, открытая всем продувам крыша остановки из оргстекла и металла. Я стою поодаль от всех, читаю книжку, слева от меня появляется человек ниже меня сантиметров на 30, как я замечаю периферическим зрением. Он мне говорит:

Здравствуйте, меня зовут Инесса, я из ассоциации молодежи «целомудрие до брака». Можно вам задать несколько вопросов?

Я поворачиваюсь, вижу метиску в первом поколении, как мне кажется, кореянку. Лицо маленькое, сморщенное в улыбки, глаза за очками то же настороженно приветливо улыбаются. Я поворачиваюсь, молчу, смотрю на нее с еле сдерживаемым гневом, показывая всем видом, что ни на какие вопросы отвечать не буду. Но она соблюдает внутренний такт психологического контакта, я это понял даже из ее обращения. По тому, что она замолчала, произнеся свое имя, оставляя мне место произнести свое, но во мне живет русский хам, который молчит. Молчание означает, что она ждет, а это несвойственно нетерпеливым и глупым продавцам всякой херни и соц. опросчикам. Я говорю:

— Андрей.
— Как вы думаете, в чем смысл жизни?
Я отвел лицо, помолчал, потом сказал:
— В том, чтобы жить, активно, разнообразно, не делая зла.
— Но мы же стремимся к счастью?
— Кто стремится, я не стремлюсь. Да и не думаю, что другие стремятся; счастье не может быть перманентным, непроходящим, поэтому к нему бесполезно стремиться, счастье это не кайнозойская эра, оно не наступит. Счастье, в каких-то мимолетных мгновениях, в изменении, в разнообразии и даже в несчастье. Нельзя познать удовольствие, не познав неудовольствия того же рода. Нельзя получить удовольствие от физического отдыха, не устав смертельно.
— А что главное для того, чтобы образовывающийся брак был долговечным?
— Оба существа должны быть личностно и эмоционально развиты, во-первых; во-вторых, должны любить и уважать друг друга или, по крайней мере, испытывать глубокую симпатию, и должны быть деньги.
— Это приятно, что кто-то из молодых людей ставит личностное развитие на первое место. А вот мы считаем, что для крепкого брака люди должны быть целомудренны до брака. Что вы думаете по этому поводу?
— Я считаю, что это принципиально неправильно, потому что для возникновения зрелой любви, любви — понимания, любви — уважения, любви интеллектуальной и эмоциональной симпатии, нужно иметь опыт. Любовь не растет из пустого места, человек должен иметь психологический и физический опыт общения с объектом своей любви. Иначе это любовь экзальтация, которая быстро проходит, как только познает азы любви с первым своим объектом, так как до этого он был целомудрен.

Ну вот, даже приятно было поговорить: во-первых, некоторые азиатские, а особенно метисские личности, всегда органически вызывают во мне симпатию из-за какого-то врожденного философского отношения к жизни. Во-вторых, кто-то поинтересовался моим мнением, сума сойти, и такое бывает.

А как-то ты возвращался с магазина с полной сеткой бухла, и на тебя налетел молодой человек, который аналогично представился и спросил:
— Интересуетесь ли вы вопросами морали?
— Нет.
— Почему?
— Я по профессии учитель и поэтому не интересуюсь подобными вопросами.

И оставил его захлебываться в своей правоте и негодовании. А сам еще раз произнес про себя, удаляясь по узкой кленовой аллее парка и позвякивая бутылками в пакете. Вопросами морали бесполезно интересоваться с ними все и так ясно, любому существу во вселенной, надо просто делать правильные поступки, а внушать другим что-либо бесполезно, особенно так, как это вы делаете. Каждый знает, даже преступник, что хорошо, что плохо, и каждый сам ежесекундно борется с целой оравой демонов, тихими тенями проскальзывающими между твоими мыслями и чувствами.

А дальше, что было дальше, задыхающийся суетой день, нарастающая усталость, меньше эмоций, больше отвращения к себе, периодически внутренние диалоги и озарения, когда тебе кажется, что ты приставил еще одно звено к цепи какой-то из своих тем. Пытаешься не забыть, но все всегда напрасно, бесполезно, обязательно забудешь, пока что-нибудь в фильме или в книге тебе об этом не напомнит. Вообще-то, только постоянно воюя со своими демонами, ты наконец-то можешь сформировать из себя что-нибудь приемлемое миру и полезное для него. Воюя с демоном шизоидности и гиперчувствительности, ты становишься более адекватным прагматичной канве жизни и более циничным. Но, слава богу, демон-то бессмертен и он регулярно удивляет тебя своими веселыми выходками. Только постоянно борясь с демоном страха, ты наконец-то сможешь сделать смелый поступок. Ты надеешься, что дикое отвращение к себе делает тебя менее вычурным и экзальтированным. Ну, надейся…
 
 [ link ] [ Comments : 14 ]