Kactus

Login:  Pass:  
  << · 06.06.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Бомж

   / 15:03  
|  keywords: графомания

автор: Sharkan

Хотелось пить. Июнь выдался жарким. Бомж огляделся вокруг себя, подыскивая место, где можно было бы присесть и попить воды, которая была у него в пластиковой бутылке. Воду он набрал еще утром в туалете.

«Хорошо, что не убил и воды дал набрать», — с горькой усмешкой подумал Бомж, об охраннике, что отходил его дубинкой потехи ради.

«Здесь присяду». Это был невысокий бетонный парапет, который шел вдоль тротуара. То, что сидеть придется практически у прохожих под ногами, Бомжа беспокоило мало. Он привык быть всегда и везде помехой, а при любом происшествии – виноватым.

Тяжело присев, он поставил пакеты рядом с собой, за парапет. Достал бутылку и начал пить теплую воду. Вода из водопровода, настоявшись за день в пластиковой таре становится ужасно невкусной. Это тоже мало беспокоило Бомжа.

Утоленная жажда придала сил. Вечный голод отступил. Бомж знал это. Тупое чувство голода вернется. Вернется совсем скоро. После воспоминаний о прошлом, это было самое неприятное. Голод неотступно шествовал рядом, терзая тело и разум, на миг отступая, и набрасывался вновь, с еще большим натиском. Голод и одиночество были постоянными спутниками Бомжа.

Еще был холод. После зимних холодов Бомж радовался каждой такой возможности посидеть на солнышке. Тело трудно отходило от зимней стужи. Ночи, уже теплые, все равно пугали. Любой ветерок грозил зимой. А недавний снег поверг в ужас. Бомж два дня просидел в своем подвальном закутке, кутаясь в рваное одеяло. Было не очень холодно, но вид снега пугал и страшил.

Бомж посмотрел на катящееся к заходу солнце. Потрогал нагретый за день бетон парапета. Он хотел улыбнуться, но улыбка давно уже не касалась его лица. Он забыл, как это делать.

Бомж смотрел на проходящих мимо людей равнодушно и безучастно. Он давно перестал им завидовать и понимать их. У людей были другие радости и печали, да и они сами совсем другие.

«Зачем так спешить?» — думал Бомж. – «Ведь ничто и никуда не уйдет. Завтра все будет также как и сегодня. Мы спешим в завтра и попадаем в измененное сегодня».

День уходил. Бомж продолжал сидеть на парапете. Он вдруг стал ощущать легкие прикосновения ветра, теплые и нежные, даже немного робкие.

«Голос Эола!» — неожиданно всплыло в голове у Бомжа.

«Тихий голос Эола вплетался в звучание ночи. Он был едва слышен, почти неуловим. Пропадал во тьме и являлся вновь. Листва и травы подпевали ему, бесконечное небо вторило им, но голос Эола оставался грустным и тихим. Все остальное замолкало, боясь помешать и испортить песню…»
Бомж огляделся. В городе царила ночь. Он был один и был голос…

Бомж положил голову на колени и закрыл глаза. Сегодня он никуда не пойдет, он будет слушать песню Эола. Эта песня не несла с собой воспоминаний, она просто звучала. Он будет слушать её, она уже живет в нем.

Впервые за много лет едва заметная улыбка тронула его лицо.
 
 [ link ] [ Comments : 23 ]