Kactus

Login:  Pass:  
  << · 06.04.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Всё лучшее – за занавеску

   / 10:46  
|  keywords: общество, размышления

Совсем недавно я много ездил на пригородных электропоездах. Четыре года по пять раз в неделю туда и обратно. По пять — это в среднем, иногда больше. Время было довольно веселое. Электропоезда никогда не отличались классовыми различиями. Одинаковые зеленые вагоны, крашенные и кажется покрытые лаком деревянные лавки и железные алюминиевые ручки хорошо знакомы большинству жителей постсоветского пространства старше двадцати лет. Даже тем, кто за всю жизнь ни разу не прокатился на этом чуде техники. «Ералаш», «Москва слезам не верит» и прочие шедевры мирового искусства (без иронии), думается, сделали своё дело.

С годами электропоезда мутировали так же активно, как и автомобиль ВАЗ-2106, медленно, но верно превращаясь в незабываемый — вроде шпрот в консервной банке — символ эпохи. На определенном этапе я подумывал, что Российская Федерация, как правопреемник СССР никогда не рискнет расстаться с этой технологической «старинкой», и гордый, но памятливый российский народ еще лет триста будет ездить именно на этих моделях электропоездов. Однако изменения нашли лазейку и начали пробираться в набор услуг российских железных дорог так же настойчиво, как и нововведения в ВАЗ-2106. Первой ласточкой грядущей технологической революции стали «мягкие составы». Как говорится, всё гениальное просто — в обычные вагоны вместо деревянных лавок засунули деревянные лавки, обтянутые дерматином. Между дерматином и деревом помещали поролон, и вагон становился «мягким». Любовь сограждан к деревянным лавкам была настолько сильна, что они принялись уничтожать верхние два слоя, силясь привести вагон в подобающий ему внешний вид. Разрозненность усилий и несопоставимость физической подготовки пассажиров приводила к печальным результатам. Я не смог на это смотреть и переехал в город.

Годами я активно избегал пригородных электропоездов, хотя, откровенно говоря, постоянно подмывало уехать на электричке в лес. Взять кого-нибудь и чего-нибудь и уехать в лес. Лучше на дачу в лесу. Пить, есть и ничего не делать. Хотя бы на выходные.

Не знаю, откуда возникало именно такое желание – быть может, из когда-то прочитанных пионерских книг, а быть может из того же «Ералаша», главные герои которого частенько ездили в пригород, затарившись тупоносыми бутылками с молоком. В любом случае в лес я не ездил, а электрички хорошели. Я подозревал, что прогресс не стоит на месте, и даже пару раз принимал участие в презентациях новомодных междугородних поездов. Новые поезда были составлены из вагонов с креслами, модель которых почему-то хочется назвать «Пилот». В вагонах вместо непримиримых кондукторов в синей форме, обнаруживались приветливые и обязательно симпатичные девушки в зеленой форме. Поезда ходили в Улан-Удэ, делая по пути три остановки, потому вместо поездки за город можно было устроить разве что поездку к чёрту на рога. Электричками я их никогда не считал — поезд он и есть поезд.

И вот однажды я поехал не то, что в лес, и не то, что на дачу, но поехал в гости. За город. На электричке. Первый раз года за два. И был приятно удивлен. В обычной электричке — той самой, что из зеленых вагонов и с деревянными лавками оказался специальный вагон для тех, кто готов заплатить в два раза больше. Мягкие кресла, улыбающиеся проводницы, маленькие телевизоры, мусорные ведра около каждого комплекта сидений, специальные столы, чтобы можно было пить пиво, шторки на пластиковых окнах – всё как надо. Не так, как во времена моего студенчества. Льгот нет. Все едут по двойному тарифу – студенты, инвалиды и даже, наверное, ветераны войны. Билет от станции Чита I до станции Чита II стоит ни много ни мало 16 рублей. Еще есть бар с пивом, соком, газировкой, шоколадками и трехдневной давности пирожками – стандартный набор для привокзального комка. Есть даже отдельный туалет, в котором на полочке – о чудо – аккуратно стоит бутылочка с Fairy (ну, или что-то в этом роде), которую до сих пор никто не спёр. Соответственно никто не спёр мыло, туалетную бумагу и пару бумажных полотенец. Это ввело меня в ступор. В тамбуре можно курить, и проводницы даже не думают ругаться по этому поводу. Это тоже удивило.

Между тем, мягкий вагон отделен от остального электропоезда тканевой занавеской и железным занавесом. Если бар со всем его ассортиментом доступен любому люмпену, то разглядывание довольных лиц граждан, сидящих в мягких креслах, посещение туалета, где никто не собирается воровать баночку с чистящим средством, и курение в тамбуре, где подозрительно чисто, бдительными проводницами пресекается на корню. Момент для тех, кто сидит по ту сторону занавески, безусловно, положительный. То есть силовыми и ценовыми мерами готовых платить и вроде бы готовых не гадить граждан отделили от тех, кто, либо экономит, либо не может платить в два раза больше. В достаточно длинной электричке вагон всего один. Больше и не требуется – даже в пятницу вечером, когда ошалевшие от города жители пригорода спешат уехать домой, особого ажиотажа не наблюдается, и места в «мягком» вагоне хватает всем. По пути обратно подумалось, что ситуация достаточно показательная. Совершенно невозможно заставить русского человека не гадить, не рвать, не ломать, не воровать, не курить в неположенном месте, не нарушать правила только так – отсекая от чистых и уютных мест ценами и неприступными соглядатаями (в данном случае – проводницами).

Один нормальный вагон из десяти – это проекция на сегодняшнюю Россию. Такая ведь она и есть – островки чистоты в море дерьма. И забраться на острова купающимся в море не всегда возможно. При этом совершенно неочевидно, что на островах плодятся сплошь и рядом благородные доны. По пути обратно я с огромным изумлением наблюдал, как мальчик лет то ли 13, то ли 14 в полдень хлебал пиво из банки, весело болтая ногами, которые не дотягивались до пола.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 17 ]