Kactus

Login:  Pass:  
  << · 02.11.2007 · >> | home | about | archive | keywords

Пикник на обочине

   / 11:49  
|  keywords: уроды, армия, власть, военные, впечатления, мысли вслух, путешествие

— Как вы сказали?
— Пикник. Представьте себе: лес, просёлок, лужайка. С просёлка на лужайку съезжает машина, из машины выгружаются молодые люди, бутылки, корзины с провизией, девушки, транзисторы, фото— и киноаппараты… Разжигается костер, ставятся палатки, включается музыка. А утром они уезжают. Звери, птицы и насекомые, которые всю ночь с ужасом наблюдали происходящее, выползают из своих убежищ. И что же они видят? На траву понатекло автола, пролит бензин, разбросаны негодные свечи и масляные фильтры. Валяется ветошь, перегоревшие лампочки, кто-то обронил разводной ключ. От протекторов осталась грязь, налипшая на каком-то неведомом болоте… ну и, сами понимаете, следы костра, огрызки яблок, конфетные обертки, консервные банки, пустые бутылки, чей-то носовой платок, чей-то перочинный нож, старые, драные газеты, монетки, увядшие цветы с других полян…
— Я понял, — сказал Нунан. — Пикник на обочине.
— Именно. Пикник на обочине какой-то космической дороги. А вы меня спрашиваете: вернутся они или нет?

Аркадий и Борис Стругацкие

Родное государство долгие годы демонстрирует опытные образцы собственного идиотизма. Казалось бы, — давно пора привыкнуть к этой выставке патологической глупости. И к витринам, выставляемым напоказ, я, наверное, уже привык. Но когда заходишь в хранилища этого уникального и страшного музея, то поначалу перехватывает дыхание. Хотя — какой простор для фотосъёмки.

Ровно два года назад я писал про брошенные военными гарнизоны на юго-востоке Читинской области. Поспешная и жестокая по отношению к местным жителям передислокация армейских подразделений оставила в даурской степи грязные и вонючие следы пребывания армий, дивизий и батальонов. Ещё один вариант пикника на обочине – обочине ушедшей в прошлое супердержавы.

В конце 2005 года мы собирали материал в Мирной, Безречной, Даурии и Билитуе. Как видно, акцент был сделан на военных объектах. Между тем, в Читинской области, равно как и любом другом регионе России или мира заброшенных населённых пунктов десятки, сотни и тысячи. Причём большая часть из них никакого отношения к военным не имеет. Деревень, от которых не осталось ничего, кроме медленно угасающей памяти, много, к примеру, вдоль реки Менза в Красночикойском районе, или на севере Читинской области. Летом 2006 года во время сплава по Селенге мы гуляли по остаткам старого Селенгинска в Бурятии. Примеров немало, но в большинстве случаев исчезновение людей обоснованно объективными причинами – перенесли город в более безопасное место, расположенное поблизости (как в Селенгинске) или попытались согнать крестьян из мелких деревень в более крупные (как на Мензе). Но в ряде редких случаев брошенные населённые пункты – это именно демонстрация идиотизма – как отдельно взятых деятелей, так и всего государства.

Барнаул
Посёлок под таким названием расположен на окраине города Борзя. Некогда здесь стояло лётное подразделение, передислоцированное, надо думать, из Барнаула. Советские военные со свойственной им гигантоманией и размахом выстроили гарнизон из пятиэтажных домов со всей необходимой инфраструктурой. После чего начали служить на благо родины. И всё было хорошо, но в 90-х годах московские генералы выдернули из Забайкалья несколько армий, а военные гарнизоны, в том числе, Барнаул бросили на произвол судьбы. Бросили в идеальном состоянии – вся инфраструктура на момент исчезновения воинских подразделений функционировала. Городу бы взять такое богатое наследство и поставить на свой баланс (хотя, я думаю, что при таком раскладе военные рано или поздно начали бы требовать отступные). Но такими глупостями в 90-х годах никто не занимался.

Часть домов досконально разграбили, остальные частично заселили – как в Мирной и Безречной. Заселялся кто попало, в том числе, жители постепенно уходящих в небытие деревень, расположенных неподалёку. В разграбленных домах устроили помойки, а дети здесь нюхают клей или бензин.

В микрорайоне пыхтит котельная, но за тепло никто не платит, а новые жильцы некоторых квартир выдрали в своих жилищах батареи и сдали их на металлолом. Вместо парового отопления сложили на кухнях печки. Такая вот новороссийская экономика. Пустые и разграбленные квартиры в пятиэтажных бараках соседствуют с пластиковыми окнами и крепкими дверями. Местные умельцы умудряются выдирать из панелей арматуру, причём этаж, на котором эта панель расположена, значения не имеет.

Мусорные баки городские власти ставить здесь не рискуют, мотивируя это тем, что за ночь конструкция наверняка будет разрезана и сдана на металлолом. КамАЗ угля, по сведениям чиновников городской администрации, растаскивается местными жителями за 20-30 минут. Население посёлка – 900 человек. Жилых домов – пять. Собираемость коммунальных платежей – 2%.

Усть-Борзя
Во второй половине 80-х годов руководство страны и области решило создать в Ононском районе цементный завод. Исходя из близости карьеров с известняком и глиной, выбрали площадку для завода, подтянули всю необходимую инфраструктуру, а в Усть-Борзе, расположенной в непосредственной близости, построили городок для сотрудников завода и всех сопутствующих производств. Пятиэтажные дома, асфальтированные улицы, детский сад, школа, котельные, подстанция, магазины и дом культуры. Полный набор. Заселили людей и продолжили подготовку к строительству завода. А потом перестройка перестроила и строительство забросили. А вокруг Усть-Борзи ничего, кроме холмов и площадки, где должен был быть завод, нет. До Нижнего Цасучея – 60 км, до железнодорожной станции Бырка в Борзинском районе – 30 км. И холмы. И площадка. Кто сколько смог, тот столько и выдержал. А потом все уехали. И всё бросили. На карте Читинской области появился ещё один заброшенный городок. В домах кое-где даже стёкла сохранились. Всё остальное – в лучших традициях: разграбили, разломали и, простите, за подробности, закакали.

P.S.: Даёшь Нобелевскую премию за мир. Во всём мире.
 
 [ link ] posted by: Ficus [ Comments : 44 ]