Kactus

Login:  Pass:  
  << · 01.07.2005 · >> | home | about | archive | keywords

Отпустите меня…

   / 10:17  
|  keywords: отпуск

автор: Sharkan

В одночасье приедается всё: офис становится вдруг душной и унылой тюремной камерой, еще более унылые лица сослуживцев, которые триста шестьдесят пять дней в году обсуждают с упорством идущих на казнь проблему отложения жировых накоплений (других то нет) в подмышечных впадинах округлой части нижней сферы области тазобедренного сустава, оскаленный облик своего вечно недовольного начальника, не менее приторный образ его секретарши, утренняя давка в транспорте, последняя измятая «десятка» за неделю до получки, до противности теплое пиво в магазине, раскаленный асфальт, более похожий на адову сковородку…

Обрыдло все! – восклицаю и со всей ясностью, граничащей с безумием, понимаю, что все, что нужно в этой, пока еще жизни – отпуск и отдых с ним связанный.

Подальше от всех и вся. Вон из этого дымного, прокуренного, местами прожженного, заасфальтированного, перекопанного вдоль и поперек, гудящего бетонного чудища и вперед, на полусогнутых, раком, по-пластунски, но к природе, матери своей, несущей свет, жизнь, свежий воздух, воду, овощи, фрукты и холодное пиво.

Вперед к вожделенному кусочку песчаного пляжа с видом на море (озеро, речку, ручеек, лужицу – нужное подчеркнуть), чаек, солнце, небо, лоток с холодным пивом (фантастика, так не бывает!), женщин, необремененных семейными узами или просто без мужей. Но лишь после того, как изнеженные пятки ступят на раскаленный добела песок, отпуск считается начавшимся.

Добро пожаловать в сплоченные ряды отпускников! Аллилуйя!

Душа поет и плачет от переполняющего ее счастья, тело тем временем мерно и ходко покрывается здоровым бронзовым загаром (волдырями, волосами, пупырышками, угольной пылью – не нужное вычеркнуть). Из-под глаз пропадают залежалые мешки с усталостью. Жировые складки на животе стремительно тают, мышцы приобретают прежнюю упругость, в глазах появляется почти молодецкий блеск, а в ушах звучит бессмертная «Ода отпуску».

В день первый усталость, накопленная за год праведных трудов, дает о себе знать и наглухо придавливает отпускника к песку. Нет сил, даже доползти до плещущегося чуть поодаль водоема. На второй день приходит осознание того факта, что подобно карасю на сковородке, весь отпуск на песке проваляться никак не можно. Не то чтоб пролежни пугают, но походить своим обликом на поджаренную с одного бока котлету все же не хочется. В день третий делаем робкие попытки переворачиваться с боку на бок и пытаемся пробиться к воде через груды обгоревших останков других отпускников.

Вода радует своей нежной бирюзой на недосягаемой пока дистанции в двадцать три шага. Под мерный шорох волн засыпаю и вижу себя в белопенных волнах прибоя.

…!

В день шестой просыпаюсь, где-то ближе к обеду, правда, не один, а с твердым намерением совершить стремительный марш-бросок к вожделенной воде. Мешает как раз это самое отвердевшее намерение и округлые формы соседки по пляжу.

После непродолжительной, но весьма содержательной беседы, полной недвусмысленных намеков, тайных знаков и дежурных комплиментов следует самый захватывающий этап отпуска, отнимающий не только силы, но и дензнаки, кое-где хрустящие в закромах бумажника.

Пили, ели, веселились, встали утром – прослезились. На поход к морю, которое стало на два шага ближе, катастрофически не хватает средств.

Ближе к концу второй недели отпуска, округлые формы соседки скорее уже отпугивают и в смокинге на босу ногу, дабы не тратить время на раздевание, решительно вышагиваю к кромке воды.

«Вот она загадочная субстанция, обозначенная в учебниках аббревиатурой Н2О и ничего общего с оной не имеющая. Вот какая ты! Ура! Путь пройден. Теперь вперед и только вперед, на встречу к рыбам».

Бульк!

Вода, как некое существо, обволакивает со всех сторон, остужает раскаленную кожу, воспаленные мозги, щекочет шею, ласково треплет волосы и слегка толкает в грудь, мечтая пробраться в самые потаенные глубины души. Непередаваемый восторг разливается по всему телу отпускника. В груди теснится ком, готовый в любой миг криком, воплем, визгом, сиреной, писком щенячьим выплеснутся наружу:

— Помогите! Тону!

После десяти безуспешных попыток призвать кого-либо на помощь, у кромки воды появляется ленивая фигура спасателя, делово жующего дольку арбуза.

Вот я не понял? Мы плавать будем или петь разными голосами? Тоже мне, Максим Галкин, блин! Ты, мужик, чего-нибудь другое покричи, а то надоело слушать: «Тону, поможите, люди добрые». Неактуально.

Но на ум, кроме «тону» и «помогите» ничего не приходит. Вспоминается еще «мама», но эти воспоминания вместе со всем остальным идут на дно.

Минут через двадцать моё бездыханное тело лежит бесформенным кусочком на песке и обсыхает на солнышке.

«Что б я еще раз поехал в отпуск? Да не в жизнь. Я лучше буду трудоголиком, но такого счастья мне не надо. В следующий год возьму деньгами».
 
 [ link ] [ Comments : 8 ]